Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Тайны гибели рейса МН-17. Следователи-волонтёры имеют свою точку зрения

Лариса  Меньшикова,

03.10.2019

Источник: Газета "Слово"

Нидерланды - сравнительно маленькая страна, всего 17 миллионов населения. Число голландских жертв при крушении малайзийского самолета 17 июля 2014 года самое большое - 192 человека. Поэтому, когда случилось несчастье с рейсом МН-17, это затронуло почти каждого. У любого здесь можно найти знакомых или родственников жертв трагедии.

Напомним, что сразу же, в день трагедии, Запад обвинил во всём Россию. Министр иностранных дел Голландии немедленно вылетел в Киев, но не на место катастрофы, на которое голландцы попали лишь несколько недель спустя. Киев долго препятствовал, заявляя, что это не безопасно, поскольку территория, на которой лежали обломки самолета, контролируется повстанцами. Правда, министр иностранных дел Малайзии уже на следующий день был на месте катастрофы и видел собственными глазами дымящийся «Боинг». Именно ему повстанцы передали «чёрные ящики». Он рассказывал, что с ящиками произошла целая детективная история и их пытались украсть американцы. Министру стоило много усилий сохранить ящики и передать их только что созданной комиссии по расследованию. С тех пор они исчезли в Великобритании и о них никто почему-то не вспоминал. Кстати, страну, чья собственность была уничтожена, включили в группу расследования лишь спустя полгода после её создания. За пять лет работы двух комиссий (одна расследовала причины крушения, другая искала виновных) не было представлено никаких убедительных доказательств и не были получены ответы на главные вопросы, возникшие уже в первые часы после крушения:
- Почему Украина не закрыла своё воздушное пространство, несмотря на то что на её территории велись военные действия.

- Не найдено ни место, ни устройство, из которого произведены запуск ракеты. Не были представлены достоверные данные с радаров. Такие радары были у Украины, России, США и у НАТО, проводившей учения в то время в районе Черного моря.

Без ответов на эти вопросы невозможно назвать обвиняемых. Однако Совместная следственная группа (ССГ), задача которой найти виновных, не пытаясь на них ответить, предъявила в июне 2019 года обвинения четырем повстанцам и объявила их в розыск. Все обвинения основываются на представленных Службой безопасности Украины перехватов телефонных разговоров. Очевидно, что записи телефонных звонков, которые легко смонтировать, являются лишь косвенными уликами.

В этом деле много странного. И странности эти кроме любознательных журналистов, пытающихся докопаться до правды, замечают и простые обыватели. обывателю легче всего: может рассуждать у себя в семье, что хочет. На публике или с друзьями, правда, не рекомендуется. Донесут обязательно. С инакомыслящими журналистами и политиками расправляются почти мгновенно. Их увольняют, подвергают всяческой травле. Расскажу об одном политике, который осмелился пойти против «генеральной линии» по вопросу крушения «Боинга».

Это депутат парламента от партии Христианско-демократический призыв Питер Омтзихт. Молодой политик с самого начала считался строптивым. В 2014 году он возглавил парламентскую комиссию по надзору за расследованием крушения «Боинга» рейса МН-17. Посыпались неприятные для правительства чисто процедурные вопросы. Например, почему парламентской комиссии ничего не известно о подготовке судебного процесса по преследованию виновников трагедии. Даже через несколько лет после трагедии комиссия не установила юридическую ответственность каждой из стран, вовлеченных в неё. Малайзия должна была, как владелец воздушного судна, проследить за безопасностью полета, Украина должна была запретить пролет над территорией военных действий. Нидерланды, которые в целях безопасности запретили своим авиалиниям летать над этой территорией, не посчитали нужным информировать об этом Малайзию.

Парламентская комиссия призывала собственное правительство оказать давление на все страны, чтобы они помогали расследованию. Учитывая его политизированность, комиссия предлагала четко определиться с тем, каким официальным лицам и какая секретная информация должна быть доступна. До последнего момента парламентариям представлялись материалы ССГ с зачеркнутыми строчками в таком объеме, что на странице оставалось одно слово.

Раньше существовало правило, по которому правительство должно было определиться с процедурными вопросами в течение трёх месяцев. Через три года после крушения они так и не были решены. Ещё более странным казалось парламентарию, что его комиссия не имела ни малейшего представления о том, какое соглашение существует между странами и ССГ относительно «ветирования» информации. Ходят упорные слухи, что Украина имеет право блокировать любую информацию, которую она считает компрометирующей или угрожающей её безопасности.

Ссылаясь на государственную тайну, правительство Нидерландов не отвечает даже на такой простой запрос парламента, что было в декларации, которую Украина разослала всем европейским странам 14 июля 2014 года, за три дня до крушения самолета. Согласно материалам СМИ, появившимся в тот день, Украина предупреждала Европу, что Россия якобы готовится к массовому вторжению и поэтому пролёт над территорией Украины опасен.

Эти процедурные вопросы, заданные в весьма корректной форме, вызвали недовольство правящих кругов Нидерландов. Парламентария дискредитировали, и он вынужден был подать в отставку с должности главы комиссии. Дело было так. Каким-то образом ему подсунули свидетеля с Украины, который будто бы своими глазами видел в момент катастрофы истребитель или штурмовик рядом со сбитым «Боингом». Напомним, что первыми эту версию сразу после катастрофы распространили ВВС. В своём репортаже английское агентство привело интервью с несколькими местными жителями, утверждавшими, что они отчетливо видели рядом с пассажирским самолётом ещё один или два. Однако ВВС через несколько дней убрали интервью даже из своего архива.

Неожиданно появившийся свидетель с Украины связался с депутатом и подтвердил, что он тоже видел второй самолёт. Сначала Омтзихт хотел, чтобы свидетель дал показания в парламенте, но законодатели отказались его слушать. Тогда он решил устроить пресс-конференцию перед родственниками жертв катастрофы. Согласие на это было получено, но выступление свидетеля ограничили парой минут. Тогда Омтзихт послал переводчику записку, на каких пунктах свидетель должен сосредоточиться, чтобы уложиться в отведенное время. В этот же день молнией по нескольким центральным газетам Нидерландов пронеслась информация о том, что свидетель подставной и что глава комиссии даёт ему инструкции, что говорить. На следующий день Омтзихт попросился в отставку. Легче всего держаться независимым профессорам и журналистам пенсионного возраста, которым терять особенно нечего.

Кейс ван дер Пейл, почётный профессор из университета Сассекса, издал книгу в издательстве университета Манчестер «Рейс МН-17. Украина и новая холодная война». Помешать выходу книги пытались с Украины. Кампанию начал некий немецкий профессор, преподававший тогда в Киевском университете. Он угрожал издательству судебными преследованиями. Издатель послал книгу на повторную экспертизу. Поскольку все рецензии были положительны, она вышла в свет. Недавно книга была переведена на немецкий, португальский и русский. Все голландские издательства наотрез отказываются её печатать, поскольку она слишком отклоняется от «генеральной линии» мировых СМИ.

Учёный подчеркивает, что его задача не в том, чтобы указать на виновных - это задача следователей, - а в том, чтобы поставить несколько вопросов и показать, что вся проводимая Западом политика по отношению к России вела к неизбежной в том или ином месте катастрофе. Главное, что эта политика продолжается.

В интервью голландскому журналисту он рассказывает, что представленное обвинение против четырёх ополченцев, воевавших в это время на Украине, поддержали только три члена Совместной следовательской группы: Голландия, Украина и Австралия. Решительно не согласна с выводами объединенной следовательской группы Малайзия. Ещё одна страна, случайным образом попавшая в группу расследователей, Бельгия, заняла нейтральную позицию. Таким образом голландское правительство понимает, что обвинение, при котором две страны из пяти его не поддерживают, может легко развалиться в суде, каким бы предвзятым он ни был. Ван дер Пейл делает предположение, что именно поэтому премьер-министр Голландии Марк Рютте поехал в Россию. Вполне вероятно, говорит он, что Запад хочет добиться от России соглашение типа того, которое было заключено с Ливией, когда Каддафи взамен на снятие санкций со страны пошел на сдачу предполагаемого террориста, взорвавшего самолет над Локерби. В 2014 году телеканал «Аль-Джазира», усомнившись в вине Ливии, обвинил в теракте разведку Ирана. В 2018 году прокуратура Шотландии, в небе которой произошел взрыв, объявила о продолжении поисков террористов. Когда все повинившиеся в могиле, можно для дальнейшей целесообразности и ещё кого-то осудить и заклеймить.

«А что же с поиском правды?», - спрашивает интервьюер. Ван дер Пейл отвечает, что с этим гораздо сложнее. Например, еще в 2010 году парламент Голландии принял закон, по которому, если «правда» угрожает интересам безопасности, финансам и экономике страны или её союзников, то она может оставаться тайной. Более того, в этом году Госсовет Нидерландов подтвердил правомерность такого поведения следователей.

Таким образом, голландское правительство может никогда не отвечать на вопросы, которые задавала парламентская комиссия. Поэтому оно не требует от стран данных радаров. Ван дер Пейл напоминает, что некоторые данные представили Россия, волонтерская расследовательская международная комиссия Германии и еще пара голландских следователей, тоже волонтеров. Официальная ССГ отказалась их вообще принимать во внимание.

В мае этого года ван дер Пейл представил свою книгу на русском языке, которая вышла под названием «Крушение самолета МН-17. Новая холодная война».

Презентация книги в Москве состоялась 17 мая 2019 года в здании ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества». Новая газета (22 мая 2019) отметила это событие. Её корреспондент П. Каныгин назвал свою статью «Конспирологи в помощь скучающим офицерам». В довольно пренебрежительном тоне, как всегда в «Новой газете» говорят об идейных противниках, журналист называет профессора «маргиналом вроде тех, кто считает Землю плоской...». Как и в Нидерландах, московские либералы не хотят ничего рассматривать по существу и разбирать аргументы противника. По их мнению, единственная правильная точка зрения отражена в «генеральной линии» западных СМИ.

Конечно, только «считающий Землю плоской» может задавать неудобные для Запада вопросы. Почему с таким остервенением Запад приближает НАТО к границам России, почему отрывал Украину от союза с ШОС, почему поддерживал переворот в Киеве? Почему 14 июля Украина громогласно заявляет, что Россия собирается напасть на Украину и потом эти ноты бесследно исчезают, почему катастрофа происходит на следующий день после того, как Европа отказалась вводить санкции против России, почему срочно после визита на Украину американского представителя снимают тогдашнего секретаря национальной безопасности Украины А. Парубия, отвечавшего за положение на фронте, почему именно в день крушения Путин возвращался с чрезвычайно успешного саммита БРИКС? Очень много странных совпадений. Наверное, бывает, но highly unlikely (весьма маловероятно. - англ.).
Сами западные СМИ стараются не замечать ни каких-то престарелых профессоров, имеющих собственное мнение, ни более молодых, занимающихся самостоятельным расследованием. В Голландии такие тоже имеются. У каждого из них собственные причины, почему они этим занялись.

Стефан Бэк - по профессии учитель физики в средней школе и фриланс журналист (по аналогии со свободным работником - от англ. freelancer, свободный художник. - Ред.). Довольно хорошо знает русский и несколько раз был на месте крушения. В одном из интервью Стефан Бэк рассказывает, что у Украины в районе крушения было несколько радарных установок. Украина уверяет, что было всего 2 радара. Причем один из них не работал, а данные второго утеряны. Журналист провёл собственное расследование, нашёл свидетелей, которые утверждают, что в районе падения самолёта работали, по крайней мере, четыре военных радара. Он поднял записи «Гугл-мэпс» (англ. Google Maps - набор приложений, построенных на основе платного картографического сервиса. - Ред.) и нашёл их. Тот же «Гугл» показал и наличие нескольких гражданских радаров вблизи места крушения. Расследованиями журналиста никто не заинтересовался. Самое удивительное, что он и Макс ван дер Верфф, другой голландский журналист, тоже самостоятельно занимающийся расследованием, нашли части самолёта, которые не находятся в хранилищах ССГ. Стефан постоянно поддерживает отношения со свидетелями катастрофы. Один фермер рассказал ему, что в поле до сих пор лежат части самолёта, которые не забрали ни комиссия по безопасности Нидерландов, которая вела расследования причин аварии, ни ССГ. Части самолёта настолько большие, что видны на «Гугл-мэпс». По мнению Бэка, эти неисследованные части самолета, могли бы дать дополнительную информацию, откуда была пущена ракета. Кроме того, он предполагает, что в этом месте находятся останки второго пилота, который не был идентифицирован среди других останков и до сих пор считается пропавшим без вести. Эти куски самолёта показаны в документальном фильме ван дер Верффа, ВВС и русского телевидения. Однако ни одна из официальных расследовательских групп их не востребовала.

В июле 2019 года ССГ, как уже говорилось выше, представила обвинения четырём повстанцам, которые будто бы сбили самолет. Это трое русских и один украинец. Обвинение выдвинуто на основе биллингов (общее название комплекса задач, выполняемых на предприятиях связи, по тарификации услуг, операционному и финансовому абонентскому обслуживанию) их разговоров, представленных СБУ, и расследований Bellingcat (работающий на НАТО ресурс, за которым стоит британский блогер Элиот Хиггинс и ещё десяток его подручных-волонтеров. - Ред.).

Стефан Бэк анализирует запись разговора, состоявшегося, по мнению СБУ, в момент катастрофы и замечает несколько несоответствий. Почему-то Дубинский (один из причастных, по версии ССГ, к крушению «Боинга». - Ред.) называет в беседе своё местонахождение вдалеке от предполагаемого стояния БУКа и дальше говорит, что ситуация улучшилась. Сам Дубинский утверждает, что такого рода разговор был у него днём раньше, когда повстанцами был сбит «Сухой-25» украинских ВВС и он радовался, что больше бомбить не будут. И у него есть даже подтверждение существования такого разговора - счёт от телефонной компании за это число.

Не дает покоя Стефану и вопрос о том, был или не был украинский штурмовик вблизи лайнера рейса МН-17. Сразу после крушения об этом заявляла российская сторона, которая предполагала, что гражданский самолет мог быть сбит с него. После того как было установлено, что лайнер был сбит ракетой, Россия не возвращалась к этой версии и даже представила снимки со своих радаров, на которых следов второго самолета нет. Однако имеются многочисленные свидетельства, что самолет все-таки был и даже бомбил в этот день гражданские цели вблизи от места катастрофы.

Стефан приводит разговор с другим свидетелем Е. Волковым. Он служил в ВВС Украины. Когда украинский штурмовик поднялся в воздух, он позвонил своему другу, воевавшему на стороне сепаратистов, и предупредил, что к ним летит самолет с полной амуницией бомб. СБУ Украины нашли этого человека. Сначала его допрашивали представители международной комиссии ССГ. Затем его арестовали украинские власти и тоже основательно допросили. Его выпустили из тюрьмы, поскольку он в результате побоев получил тяжелейшую травму. У него развилась болезнь, напоминающая тяжелую фазу болезни Паркинсона. В тот момент, когда его расспрашивал Стефан, он казался адекватным. Через пару месяцев после разговора со Стефаном он умер от инсульта. Если самолёт был, то понятно, что Украина, а с ней и объединенный Запад, а значит и ССГ не хотят, чтобы вообще возникали основания обвинять киевские власти.

И опять всё упирается в данные с радаров. Сведения о том, что на момент катастрофы здесь работало несколько радаров, подтверждает и ещё один волонтёр-следователь Марсель ван дер Берг.

Радары могли бы дать ответ и на вопрос, сколько было установок «Буков» и где стоял тот самый, из которого стреляли по «Боингу». Украина заявляет, что на момент катастрофы у неё в районе боев не было ни одной установки «Бук». Советник министра внутренних дел А. Геращенко на следующий день после катастрофы вообще говорил, что у Украины не было таких установок. Последние были будто то бы проданы Грузии перед войной 2008 года. Это тоже противоречит имеющимся данным. На спутниковых фотографиях за нескольких дней до катастрофы видны две установки, как раз вблизи Снежного. Интервью Макса ван дер Верффа и Марселя ван дер Берга весьма интересно. Они оба посвятили последние пять лет расследованию крушения «Боинга». Хотя их имена редко упоминаются в голландских СМИ, за работой их следят внимательно и парламентарии, и все заинтересованные лица, и, конечно, родственники погибших. В официальных кругах они ничего, кроме нареканий, не получают. На жизнь оба зарабатывают не журналистикой. Макс ван дер Верфф до последнего времени работал как профессиональный следователь в крупной немецкой фирме. В июле этого года он снял на свои деньги документальный фильм о крушении «Боинга». Марсель ван ден Берг - специалист по информационным технологиям. Оба немного знают русский, несколько раз ездили на место катастрофы, постоянно следят за всем, что пишется в сетях в России и на Украине. Постоянно выступают на независимой медиаплатформе «Новини», где публикуются нестандартные материалы по внешним и внутренним вопросам, выступают в кафе «Вельтшмерц».

«Новини» и устроила встречу этих двух независимых следователей. Интервью длилось 4 часа. На вопрос, как они пришли к идее вести собственное расследование, Марсель ответил, что с юности следил за катастрофами в воздухе, собирал о них информацию по горячим следам. В случае с МН-17 его поразило то, что при имеющейся сейчас обширной информации расследование началось почти месяц спустя. В свою очередь, Макс говорит, что пришёл к расследованию через геополитику, которой начал заниматься ещё со времен холодной войны, когда его отец служил летчиком в Германии.

Совместная следовательская группа их заметила и проявила чрезвычайное недовольство. Поскольку Макс самостоятельно собирал информацию на Украине и вместе со Стефаном Бэком изучал обломки самолета, пытаясь передать их голландским властям или ССГ, то у него были и обыски, и допросы. Один раз в ССГ пригласили и Марселя. Но, как рассказал он, встреча была тоже скорее похожа на допрос. Когда он пытался изложить свои соображения, его не слушали, а когда сам задавал им вопросы, ему не отвечали, ссылаясь на то, что все ответы можно найти в официальном докладе.

На вопрос интервьюера, считают ли они, что обладают информацией, большей нежели все другие журналисты, они отвечают утвердительно. На прямой вопрос, кто стрелял и кто виноват, их мнения расходятся. Марсель уверен, что кнопку нажимали повстанцы на установке, которую привезли из России. Макс совсем не уверен в этом, поскольку не считает приведенные доказательства ССГ достоверными.

Интервьюер задает ещё один вопрос: считают ли они, что катастрофа чисто случайное событие или кто-то был заинтересован в ней? Марсель отвечает, что это, несомненно, чистая случайность. Макс не так уверен. Он говорит, что, если кто и был заинтересован в катастрофе, так это - Украина. Он ссылается на то, что первыми теорию заговора озвучил именно Киев. Бывший шеф СБУ В. Наливайченко заявил, что русские хотели подстрелить свой собственный самолет, чтобы начать полномасштабную войну, но настолько некомпетентны, что попали в совершенно другой самолет.

С таким же успехом, продолжает Макс, можно выдвинуть версию, что именно украинцы хотели сбить самолет Путина, который приблизительно в это же время возвращался с очень успешного саммита в Бразилии. Марсель отвечает, что это не так, поскольку, согласно данным с радаров, Путин в этот момент пролетал Варшаву.

Макс соглашается с неопровержимым фактом, но приводит интересную информацию, о которой, по разным соображениям, молчат и российские, и западные источники. Оказывается, по плану Путин должен был прямо из Бразилии лететь в Ростов на конференцию, но в последний момент изменил свое расписание и через Варшаву полетел в Москву.

Оба следователя-волонтёра убеждены, что украинские войска могли использовать гражданские самолеты в качестве прикрытия для своих бомбардировщиков. Макс делает более смелое предположение, что Украина потому и не закрывала своё воздушное пространство, чтобы воспользоваться такой уловкой.

Оба признают, что полная неясность и с типом поражающей ракеты. Нашли отверстия формы бабочки, которые оставляют лишь ракеты, находящиеся в распоряжении России. Но почему-то таких отверстий было два. Возможно, ракета была изменена. Тогда, скорее всего, Украиной, которая не обращалась в российский концерн «Алмаз-Антей» за профессиональной адаптацией. Интересно, что ССГ также не дает прямого ответа на вопрос о типе ракеты. Ракета, которую представила ССГ, была определена Россией по номеру, как принадлежащая Украине. Совместная следовательская группа эту информацию проигнорировала, назвав её бессмыслицей... Сухой остаток этого интервью можно сформулировать так: оба следователя-волонтёра уверены, что информация тщательно скрывается и спустя столько лет общественность знает не больше, чем через два часа после катастрофы.

Макс ван дер Верфф снимал свой документальный фильм «Призыв к справедливости» с российской журналисткой Яной Ерлашевой. Она раньше работала на RT. Потом решила уйти в «свободное плавание». В фильме она берёт интервью у премьера Малайзии Махатхира Мохамада. Он говорит, что Запад с первого дня обвинил Россию. На вопрос - почему Малайзию не приглашали в совместную группу расследования в течение 6 месяцев, несмотря на то что погиб её самолёт, у него нет ответа. Тем более что именно Малайзия получила «чёрные ящики» с лайнера.

Кстати, международный эксперт, занимавшийся декодировкой записей для криминалистов, сделал однозначный вывод, что записи переговоров, на основе которых предъявлены обвинения повстанцам с Донбасса, являются компиляцией нескольких записей (предположительно 20), сделанных в разное время. Он составил доклад на 143 страницах. К выводу о том, что записи не являются аутентичными и отредактированы, пришли и эксперты из Германии. Совместная комиссия, по своему обыкновению, также отказывается принимать эти факты на рассмотрение. На заключительной пресс-конференции, на которой были выдвинуты обвинения против четырёх ополченцев, на вопросы, откуда были получены записи, председатель отвечал, что исключительно от Совбеза Украины, и они не проверялись.

Стефан Бэк говорит, почти все его знакомые, друзья и родные считают расследование, мягко говоря, странным. Хотя большинство политиков и журналистов ничего необычного не усматривают, но господствует мнение, что правда всё равно никогда не будет раскрыта. Одни считают, что Нидерланды не хотят ссориться с Россией, другие, наоборот, что Украина имеет слишком большое значение для ЕС и потому всю вину всё равно свалят на Россию.

Ни один из следователей не утверждает, что знает, кто и при каких обстоятельствах сбил самолёт. Для этого у них нет достаточно инструментов и возможностей. Это только в художественной литературе частный детектив может выиграть у полицейского инспектора. Здесь нескольким следователям-диссидентам противостоит вся мощь западных государств с их полицией, разведками, союзами и пропагандой. Один из таких инакомыслящих - Карел ван Волферен говорит: «Если бы я до сих был бы корреспондентом «Хандельсблад» (ежедневная деловая газета Германии. - Ред.) и позволил бы себе писать и говорить, что я думаю о крушении лайнера МН-17, меня бы посадили в тюрьму».

Власти продолжают давить всюду. В начале сентября голландские СМИ сообщили, что родственники жертв катастрофы написали письмо премьеру Малайзии, где просят не обелять Россию и не мешать правосудию.

Само же правительство Нидерландов прямо вмешалось в вопрос об освобождении похищенного с территории ДНР украинским Совбезом Владимира Цемаха, который в июле 2014 года воевал в районе крушения «Боинга». Голландия призвала Украину не освобождать «подозреваемого». Отметился и Европейский парламент, сорок депутатов которого отправили письмо аналогичного содержания. Стоны и плач раздались после того, как несмотря на все письма, Цемах оказался в России. Теперь Нидерланды требуют его экстрадиции. Не понятно на каком основании. Против него, в отличие от упомянутой «четверки», даже не было выдвинуто обвинение.

Правда, со стороны Америки неожиданно поступило одобрение России и Украины за обмен пленными. Поэтому не ясно, как дальше будет развиваться расследование и какой оборот примет судебный процесс. Пока похоже на то, что так превозносимая нашими либералами западная судебная система в очередной раз превратится в фарс, а близкие жертв ужасной катастрофы никогда не дождутся торжества справедливости.  

Лариса МЕНЬШИКОВА, кандидат экономических наук
Амстердам, сентябрь.

_________________________

* - экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации:
«Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «УНА-УНСО», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир». 

Источник: Газета "Слово"



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме