Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

С Богом все возможно

Игумения  София  (Силина)Ольга  Орлова,

18.06.2019

С Богом все возможно

Вышла в свет книга рассказов о возрождении Воскресенского Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга «Невозможное человекам возможно Богу». Игумения София (Силина), настоятельница обители, представила издание в Москве.

У каждого монастыря свои святые попечители

- Сейчас часто говорят: «И так много храмов...» Даже некоторые православные заявляют: «Достаточно храмов и монастырей, надо заниматься качеством духовной жизни». Но мы, помню, сколько ни ездили к старцу Николаю Гурьянову, батюшка никогда не ставил под сомнение вопрос о необходимости возвращения и возрождения святынь, - отметила на презентации матушка София.

«Сидя в маленькой келейке отца Николая, мы показывали ему старинные фотографии нашего монастыря с куполами и колокольней, а также последние снимки, сделанные в обители, на которых видно было ее страшное разорение за годы атеизма, - вспоминает она в книге. - Но что бы мы ни показывали - процветающую или разоренную обитель, батюшка в любом случае повторял:

- Какая чудная, красивая обитель! Какая она прекрасная!

Мы рассказывали старцу о скорбях, связанных с возвращением монастыря: сотрудники КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом, - прим. Ред.) были настроены против нас, защищали права НИИ Электромашиностроения.

- Может, нам отказаться, не настаивать? - спрашивала я у батюшки.

- Нет, нет, стойте за обитель - это ваша обитель! - говорил он, глядя на нас с любовью. - А что так сложно решается, то это от Господа».

И далее:

«Удивительным, подлинно чудесным образом была открыта старцу грядущая судьба нашего монастыря. В 2000 году после Успения мы снова поехали к отцу Николаю. После причастия батюшка принял нас с сестрами. Когда мы вошли в его келью, он вдруг неожиданно запел тропарь Кресту: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...» Мы не придали тогда этому особого значения, просто подумали, что батюшке захотелось прославить Крест Христов. Но как оказалось впоследствии, таким таинственным образом батюшка предсказал нам день передачи обители.

- Обитель вашу отдадут, - твердо и уверенно говорил старец, благословляя нас. - У вас просто в обители, матушка. «Где просто, там ангелов со сто», - процитировал батюшка преподобного Амвросия Оптинского. - Пусть у вас будет просто».

Документы на весь монастырский комплекс действительно передали на следующий год в Неделю по Воздвижении, когда на аналое в храме лежал Крест и пели величание: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое поем и славим...»

31 мая 2019 года Святейший Патриарх Кирилл освятил Воскресенский собор - главный храм Воскресенского Новодевичьего монастыря Санкт-Петербурга.

«Не без волнения мы наблюдали, как убирали доски, снимали перекладины, удаляли предохраняющий настил с пола, - рассказывает про окончание реставрационных работ в ныне освященном Патриархом храме насельница обители монахиня Амвросия. - Вспоминалось, каким Воскресенский собор после безбожных десятилетий в начале 90-х годов был передан монашеской общине: только бродячие собаки обреченно заглядывали в эту «мерзость запустения» с торчавшими кусками арматуры и обвалившимися бетонными глыбами - последствиями страшного пожара. И вот теперь, после многих трудов и молитв, бессонных ночей, переживаний и забот - долгожданная минута».

И далее:

«...И когда были демонтированы последние балки, закрывавшие общий вид убранства собора, всем нам вдруг открылась такая жемчужина, что мы ахнули от изумления. Мне сразу же пришли на память слова Любушки: "А какая откроется жемчужина!"». Блаженная Любушка Сусанинская - духовное чадо покровительствующего обители преподобного Серафима Вырицкого.

Дело в том, что еще до обоюдного решения о принятии монашества богатейшая чета Муравьевых (фамилия преподобного Серафима Вырицкого) благотворила Новодевичьей обители. На их средства монастырь, в частности, мог содержать богадельню. Приняв же постриг, будущий преподобный вступил в братство Александро-Невской лавры, а его бывшая супруга и будущая келейница вместе с внучкой стали насельницами Новодевичьего монастыря. В книге впервые публикуются переданные Новодевичьей обители пюхтицкой схимонахиней Евстафией (Карасевой) дневниковые записи преподобного Серафима Вырицкого о блаженной кончине его сподвижницы.

Самое «страшное» послушание

Книга написана в благодарность Подателю всяческих благ Господу игуменией, сестрами, сотрудниками, друзьями, ктиторами, помощниками монастыря. Это люди разного возраста, духовного и жизненного опыта: от святых (дневниковые записи преподобного Серафима Вырицкого) до преодолевающих сомнения в выборе монашеского пути послушниц; от Первоиерархов и архиереев, как Русской, так и других Поместных Церквей, останавливающихся в обители, до служащего в монастыре духовенства; от настоятелей, в том числе афонских монастырей, и настоятельниц, вышедших из сестричества или иным образом, связанных с обителью, до архитекторов, реставраторов, иконописцев, сотрудников действующих при монастыре приюта, школы, медицинского центра и, наконец, простых прихожан.

Это многоголосие и создает образ Церкви живой, где у каждого свои трудности и заботы, в том числе свои оплошности, которые не скрываются (что возможно, как замечают авторы, только при доверительных отношениях в монашеской общине). Вот, например, послушница Маргарита рассказывает про послушание, которого больше всего боятся в обители:

«Как оказалось, самое страшное в Новодевичьем монастыре - это ходить со свечой. Во время богослужения зажженная свеча на высоком подсвечнике, стоящем на полу, символизирует собой пророка Иоанна Предтечу, поэтому сестра-церковница должна идти со свечой перед символизирующем Спасителя Евангелием, которое выносят из алтаря священнослужители. Свеча с подсвечником не очень тяжелая, но поднимать ее не всегда удобно из-за окаймляющих подсвечник украшений из живых цветов.

Новоначальным сестрам непросто сразу запомнить, в какой момент богослужения свечу уже пора зажигать, а также каким образом и по какой траектории ее следует выносить. Во время службы выходов со свечой бывает несколько, и осуществляются все они по-разному. Если служат одни священники, тогда у свечи одна траектория, если в богослужении участвует диакон, траектория выноса свечи меняется. Поскольку выходы со свечой на солею и в центр храма совершаются в самые ответственные моменты богослужения, нельзя показывать прихожанам свою растерянность или непонимание ситуации, недопустимы лишние движения, суетливость. Даже если сестра-церковница ошиблась: не в то место принесла свечу, или забыла ее потом унести, что довольно часто случается, всё равно нельзя паниковать, всё должно выглядеть благочинно. [...]

У церковницы обычно по храму и без свечи дел хватает: надо собирать свечные огарки с подсвечников, протирать иконы, нарезать освященные хлеба, готовить чайники для теплоты... Поэтому довольно часто так случалось, что церковница забывала вовремя зажечь свечу: священник с Евангелием выходит из алтаря, бросает обреченный взгляд на потушенную свечу, одиноко стоящую в углу, и смиренно идет к Царским вратам. Быстро подбежать, зажечь свечу и опередить его - было бы уже чем-то экстравагантным, не сообразным с размеренным ходом богослужения.

Как-то раз одна сестра решила не рисковать и, чтобы не опоздать и не суетиться, вышла на солею с зажженной свечой о-о-очень заранее. В центре амвона ей пришлось простоять спиной к молящимся несколько минут, которые показались ей вечностью, а Царские врата всё не открывались... В такие моменты спасает только молитва.

В другой раз еще одна неопытная церковница уже приготовилась к выходу священнослужителей, стоя у диаконских врат, и вдруг вышедший с кадилом диакон тихо произнес: «Рано». Оказывается, у богослужения с участием диакона свои особенности - после каждения солеи диакон должен в алтаре покадить батюшек, а потом вернуться на солею второй раз уже для каждения верующих»...

 

Господь помогает помогающим

Обитель представлена в книге как часть бытия всей Церкви, - здесь у каждого свои, но вместе с тем общие молитвы, чаяния, труды... «Неважно, какую работу ты выполняешь, - отмечает одна из прихожанок, - душа всегда с Богом, и совершаешь ты все только с помощью Божией».

«Появляется жертвенность в служении Богу и людям, - отмечает изменения, происходящие с теми, кто поступает в обитель, послушница Татиана, - хочется помочь другой сестре, разделить тяжесть, и от этого непонятным образом становится легче, будто силы приумножаются - это уже Господь помогает помогающим. Был один случай, когда я послушалась в трапезной, очень устала и к вечеру просто изнемогала от бессилия. В конце дня спускаюсь по лестнице, а там одна сестра просит помочь закрутить банки. Я стала ей помогать, мы делали заготовки, и я ушла в келью, когда было уже совсем поздно, но усталость прошла, как ни странно. Чувствую, что Бог мне помогает, когда я помогаю другим, даже физически становится лучше».

Можно даже получить, например, «Рецепт "свыше"», - так называется одна из написанных послушницей Дарией главок - вот ее фрагмент:

 

«Однажды матушка посетовала, что просфоры у нас получаются слишком твердые. Это нас сильно озадачило, поскольку мы не знали, что следует исправить. На другой день после замечания игумении послушница Мария, взвешивая муку, случайно забыла снять тару с весов, и ее тяжесть тоже учлась, поэтому муки для выпечки мы взяли на килограмм меньше. Выпекали тесто мы два раза, при этом меняя первоначальную температуру и влажность расстойки. Но в этот день мы случайно забыли поменять параметры для другой выпечки, и от этого тесто получилось чрезвычайно мягким. Работать с ним было сложнее, но в результате у нас «случайно» получилась мягкая и пышная просфора, о чем и просила нас матушка. После всего, анализируя все наши «случайности», мы уже видели в них не простое совпадение, а Божию помощь в нашей немощи. В дальнейшем мы адаптировали этот «посланный свыше» рецепт для себя, и послушание было выполнено. Произошло это с нами как раз на праздник Пюхтицкой иконы Божией Матери».

Пюхтице посвящено несколько глав издания - матушка Варвара (Трофимова) при начале возрождения Воскресенского Новодевичьего монастыря духовно назидала и вообще всячески опекала сестер. В Пюхтице у чудотворной иконы Божией Матери произошло и одно из чудес, предопределившее возвращение обители всего монастырского комплекса.

На Бога надейся да сам не плошай

Но есть и назидательные истории, свидетельствующие о том, что на помощь свыше можно и слишком понадеяться. Рассказ послушницы Христины:

«Помню, когда меня поставили в расписании послушаний трапезником, поваром выпало быть одной инокине, которая уже несколько лет подвизалась в обители. Вместо краткой молитвы перед послушанием мы прочли с ней почти половину Псалтири, молитвы праздника, молитвы своим святым, молитвы на всякую потребу, молитвы на каждый день, молитвы перед началом всякого дела и еще уйму всевозможных молитв по зачитанным до дыр бумажкам, наполнявшим молитвослов инокини. После такой капитальной подготовки всё на кухне должно было бы приготовиться само собой, но почему-то этого не случилось. В результате мы не успели довести до готовности к приходу сестер некоторые блюда из меню, которое обычно составляет келарь. [...]

Понимая, что мы не успеваем, я взяла сразу весь пластиковый тазик с картошкой и поставила его на плиту рядом с раскаленной сковородкой. При этом край тазика попал на горячую поверхность плиты, но в спешке я этого не заметила, быстро обжаривая и сразу раскладывая картошку по тарелкам.

В этот момент монахиня И. появилась в дверях кухни в клобуке и мантии, чтобы проверить нашу готовность к трапезе. Быстрым взглядом она окинула кухню, чтобы оценить обстановку - мы с поваром спешно что-то пытались довершить, а сестры уже заходили в трапезную залу прямо со службы. Келарь сразу поняла, что еще не всё готово к обеду. И тут я, чтобы внести спокойствие в душу келаря, решила уверить ее в обратном и сделала шаг по направлению к ней, держа тазик перед собой. Пока я произносила какие-то умиротворяющие слова, даже не заметила, что значительная часть дна тазика расплавилась от горячего и осталась на плите! Вареная картошка по одной медленно падала мне под ноги. При этом я пыталась объяснить келарю, что всё хорошо, всё готово, все будут накормлены. Стоя посреди кухни с полупустым тазиком в руках я поняла всю комичность ситуации и умолкла...».

Как люди меняются в монастыре

В книге много юмора и доверчивой открытости авторов по отношению к читателю, но есть в ней и воспоминания, в которых четко прослеживается посыл в необходимости трезвения всем, кто решился связать свою жизнь с монастырем. Участвовавший в собирании первой двадцатки сестер, по большей части из своих прихожанок, архимандрит Николай (Парамонов) в самом начале книги предостерегает пылких:

«Приходя в обитель, поначалу сестры претерпевают болезненный надлом, случаются и физические заболевания. Дело в том, что их надежды, их представление о монастыре как об образе совершенного сестричества не соответствуют реальному положению дел, тем страстям, которые начинают открываться в окружающих и в них самих. Человек проходит три стадии - очищение души и тела, просвещение ума и сердца, освящение души и тела. Всё совершается в Духе Святом через Таинства, чтение Священного Писания, молитву, умножение радости».

А вот и кто-то из сестер, точно соглашаясь с приведенными в начале общего повествования словами, делится своим опытом:

«Наблюдала, как некоторые сестры с непростым характером, уже в возрасте пришедшие из мира, живя в монастыре, постепенно менялись и со временем характер сглаживался. От участия в таинствах и от действия благодати приходило понимание необходимости смирения перед послушаниями как перед Самим Творцом. Бывает, слово услышишь на службе, которое раньше вроде не замечала, и оно вдруг пронзит глубиной смысла - это действие благодати. Вообще, в монастыре люди меняются, становятся спокойнее, даже благообразнее».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), игумения София (Силина) и игумения Екатерина (Чайникова)

«Главное для христианина и монаха - быть в Духе Святом», - приводятся в книге слова отца Иоанна (Крестьянкина). И его наставление игумении Софии на ее многостраничное письмо, где она изливала свои тяготы: «Матушка! Только с креста видится Свет Воскресения».

Сам отец Иоанн не раз упоминается в книге как тот, кто, уже пройдя духовную школу, может и с другими радостью делиться: «Матушка София, когда приехала от него, - рассказывает отец Николай (Парамонов), - была сама не своя от восторга, излучая сплошное ликование».

Сказано: если бы люди знали, какие скорби и искушения ждут монахов (а самое страшное послушание в книге описано), никто бы не пошел в монастырь... А

Материал подготовила Ольга Орлова


Фото


Синодальный отдел по монастырям и монашеству РПЦ


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме