Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Собирателям Святой Руси

Станислав  МинаковИрина  Ушакова,

27.02.2018


О новой книге Станислава Минакова «Райские отсветы в земных сумерках» …

Собирателям Святой Руси

В книге писателя, публициста, давнего автора «Столетия», а также многих других литературных журналов и интернет-сайтов Станислава Минакова «Райские отсветы в земных сумерках» (Белгород, 2017) собраны эссе о знаковых и значимых людях в отечественном искусстве.

Любопытен зачин книги. Писатель рассуждает о гениальности и святости, опираясь на размышления по этому поводу Николая Бердяева, и полемизирует с ним на тему русского космизма. Выразителями космического масштаба русской культуры в одном из главных временных срезов автору эссе видятся: в религии - преподобный Серафим Саровский, в искусстве - Александр Пушкин, в науке - Николай Лобачевский. О нераздельности этой триады Минаков говорит так: «Разве в речах преп. Серафима, а более всего, в знаменитой беседе с Н.А. Мотовиловым о стяжании Святого Духа, отсутствуют признаки искусства и науки? Или теория Лобачевского не прекрасна? И коль она есть прорыв к свету истины, то разве она не религиозна?».

Интересен в первой главе книги ряд «стиховых слов» старцев, собранный автором в статью под названием «Богово - дорого, бесово - дёшево». Это и душеспасительные рассуждения прославленных и не прославленных святых, и присказки, притчи, стихи, в которых видится красота народного фольклора и глубина канонического святоотеческого учения.

Вот, к примеру, высказывание архимандрита Павла (Груздева): «Не бойся сильного грозы, а бойся слабого слезы» или афоризм архимандрита Кирилла (Павлова): «Если не слышишь чужие стоны, не помогут ни посты, ни поклоны».

По этому начальному аккорду читатель понимает, что дальнейшие размышления автора - о поэте А. Пушкине и художнике В. Васнецове, об отце и сыне Тарковских, о М. Булгакове и М. Пришвине, о фронтовых писателях К. Воробьёве и Е. Носове - будут также в свете православного учения.

Эссе о художниках А. Саврасове, Г. Мясоедове, В. Серове, М. Нестерове, И. Горюшкине-Сорокопудове, а также о композиторе В. Агапкине и скульпторе П. Барановском вошли во вторую часть книги. В очерке о Михаиле Нестерове автор книги напоминает нам не только о великом живописце, но и о человеке с чёткой гражданской позицией, который писал: «Вся жизнь, думы, чувства, надежды, мечты как бы зачёркнуты, попраны, осквернены. Не стало великой, дорогой нам, родной и понятной России. Она подменена в несколько месяцев. От её умного, даровитого, гордого народа осталось что-то фантастическое, варварское, грязное и низкое. ...Одна чёрная дыра, и из неё валят смрадные испарения "товарищей" - солдат, рабочих и всяческих душегубов и грабителей...». С. Минаков, оценивая творчество любимого Нестерова, в котором сошлось, многое дорогое русскому сердцу, пишет: «Кажется, вся Святая Русь на время ушла под воды этого нестеровского озера, чтобы через десятилетия объявиться». Да, эти подвижники XX века неимоверными трудами спасали для будущего традиционную культуру: живопись, архитектуру, музыку. Благодаря им русское искусство выжило в советской плавильне.

В статье о выставке Валентина Серова, прошедшей в Москве в 2015 г., Минаков показал, как подлинное реалистическое искусство может сплотить, собрать народ. Очерк так и называется - «Паломничество к Серову». Все, посетившие эту выставку, выстояв на морозе по нескольку часов, согласятся с автором и наверняка поддержат идею о том, что стране - столице и провинции - необходимы музеи любимых народом художников - классиков и современников.

Ещё одна скрепа в формировании национального самосознания - это наша фронтовая поэзия и проза. Эссе о писателях, участниках Великой Отечественной, начинают третью главу книги «Райские отблески...», а завершают её раздумья о творчестве Валентина Распутина и Александра Вампилова.

Плеяда писателей-фронтовиков... Эти люди прожили настоящую, а не компьютерную, не пластмассовую жизнь. У них были чёткие понятия о добре и зле, воля к жизни, любовь к родной земле.

Вот судьба одного из них - курского писателя Константина Воробьёва, о которой напоминает нам автор книги: «В октябре 1941 г. с ротой кремлёвских курсантов он ушёл на фронт и в декабре под Клином попал в плен. ...Прошёл клинский, ржевский, смоленский, каунасский, саласпилсский немецкие лагеря для военнопленных, паневежисскую и шяуляйскую тюрьмы в Литве. Дважды бежал. В 1943 г. в шяуляйском подполье, когда был вынужден скрываться на конспиративной квартире после разгрома его подпольной группы, за 30 дней написал повесть "Дорога в отчий дом" о пережитом в плену. С сентября 1943 г. по август 1944-го двадцатичетырёхлетний Воробьёв командовал отдельной партизанской группой в составе отряда "Клястутис" в литовских лесах».

Согласитесь: неслабое начало жизни!

Через осмысление фронтовой прозы нам пора понять, почему В. Астафьев и К. Воробьёв писали не о победах в той страшной войне, и пора сложить воедино их правду и правду тех, кто писал о победах. И только так мы продвинемся к решению сегодняшних задач: трактовки истории, поиска идеологии, воспитания и образования...

Представляют интерес в этой книге очерки по истории создания песен «Волховской застольной», «Когда мы были на войне» и «Враги сожгли родную хату». Кто их авторы, как и кем менялись тексты с течением времени - об этом мы узнаём, спорим с автором или соглашаемся.

Райские отсветы. Фото книги (2).jpgПрочитав книгу С. Минакова, я заглянула в местную библиотеку на северо-востоке Москвы - было острое желание прочитать то, что не успела в своё время, и перечитать давно любимое. В лестничном пролёте у входа в библиотечный зал стояли полки, из которых торчали беспорядочно сваленные книги и номера «Роман-газеты» за 1960-е и 1970-е гг. Это были издания с фронтовой прозой: И. Стаднюк, В. Быков, М. Алексеев, Д. Зорин... Живые судьбы, живая история - такая близкая каждой семье! Я хотела было обратиться к сотрудницам библиотеки, которые всегда откликались на любую тему и консультировали даже на европейских языках, если требовалось. Но вместо них за стоечкой работала совсем юная сотрудница. Как оказалось, она впервые слышала имя Виктора Лихоносова, долго искала прозу Василия Шукшина в картотеке. И не нашла. Книги Солоухина, а также Макаренко и Ушинского я подобрала среди выброшенных в лестничный пролёт. Кто и когда ответит за эту бездумную реорганизацию библиотек, которая очень напоминает умышленную борьбу с русской культурой?!

Так всегда было, что кто-то разрушал, а кто-то созидал. Но когда это разрушение приобретает государственные масштабы и касается воспитания и образования молодёжи, надо бить тревогу! Ибо одних частных созидательных усилий не хватит!

 

 

Писатель, лауреат множества литературных премий, в Белгороде издаёт книгу тиражом 300 (!) экземпляров. А книга эта должна быть в каждой школьной и студенческой библиотеке, чтобы наши дети могли учиться самостоятельно мыслить, видеть взаимосвязь и цельную картину культурных и исторических событий.

 

Ценно для нас глубоко личное отношение Станислава Минакова к избранным темам и героям. В предисловии он пишет: «Сочинялись эти тексты по разным побуждениям: после первой паломнической поездки в Оптину пустынь на Пасху 2003-го появился замысел небольшого исследования о "стиховых словах старцев", а к 60-летию Великой Победы, по кончине моего отца сложилось эссе о грандиозном стихотворении Михаила Исаковского "Враги сожгли родную хату"».

Данная книга - повод нам ощутить отечественное писательское наследие как национальное достояние, как ценность, которая может объединить. Возвращение в наш культурный обиход имён Николая Языкова, драматурга, церковного историка, путешественника Андрея Николаевича Муравьёва, автора гениального марша «Прощание славянки» Василия Агапкина, реставратора Петра Барановского поможет сохранить нам державный строй русской жизни.

И поможет противостоять лжецам и русофобам, засевшим в академических аудиториях и телевизионных студиях. Одно из эссе, посвящённое Николаю Языкову, как раз напоминает нам о противостоянии русофобам в золотое пушкинское время (тогда и начинались информационная война и диссидентство - «как сладостно отчизну ненавидеть»). «"К ненашим" - мощное и значительное высказывание национального гения, - пишет С. Минаков. - Примечательно, что адресовано оно известным умам России, с которыми нас учили отождествлять русскую "прогрессивную" литературную мысль. Странная сложилась традиция: кто Россию критикует, если не сказать поносит, тот непременно считается прогрессивным, а у кого за неё душа болит, тот ретроград, лапотник, сермяжник...».

Это вечное «К ненашим» - не к историкам ли Юрию Пивоварову, Эдварду Радзинскому, не к телеведущему ли Ивану Урганту и иже с ним писал наш Языков?

Почти все великие художники пера и кисти, учёные - герои этой книги - вышли из крестьян, получивших прекрасное образование именно в царской России. В стране, которая ушла как Атлантида, воспитывали воинов и поэтов.

Вот, к примеру, цитата из биографии реставратора-подвижника Петра Барановского, которую приводит в книге С. Минаков: «Родился я в 1892 г. в селе Шуйском Вяземского уезда Смоленской губернии в семье безземельного крестьянина-ремесленника и после начального обучения на родине получил высшее образование, окончив Московское строительно-техническое училище в 1912 г., а затем Московский археологический институт по отделению истории искусств в 1918-м...». Вот вам и сын безземельного ремесленника! Уже в студенческие годы ему было поручено Московским археологическим обществом заниматься обмерами и исследованием памятников русской архитектуры. Как они позже помогут ему в восстановлении разрушенного большевиками бесценного архитектурного наследия! Казанский собор Кремля был восстановлен в 1990-е гг., благодаря обмерам Барановского, которые он делал в 1930-е, отбыв срок в сибирском лагере по 58-й статье, будучи ссыльнопоселенцем и тайно приезжая в Москву. Когда безбожники взорвали барабан Новоиерусалимского храма, который строил Растрелли, Барановский стал восстанавливать здание в исходном виде, каким оно было при патриархе Никоне. Именно Барановский в окрестностях монастыря разыскал подлинные изразцы XVII в. Таких людей воспитала царская Россия, чтобы они послужили и советской Родине и смогли спасти хотя бы осколки прежней Державы.

Важны в книге и глубокие размышления Станислава Минакова о русской обломовщине. Отходя от «прогрессивной» революционно-демократической критики, навязшей в зубах со школьной скамьи, об этом явлении в 1980-е гг. рассуждали Юрий Лощиц в своей гениальной ЖЗЛовской книге «Гончаров», а далее - Никита Михалков в одном из своих лучших фильмов «Несколько дней из жизни Обломова».

С. Минаков пишет: «Нас подталкивает вроде бы к осуждению и сам герой, и автор, и русская "прогрессивная" критика, и "деятели", которых так и видишь: ни дня без беготни, без демонстрации (самой себе и миру) псевдодеятельных телодвижений то ли в строительстве целлюлозно-бумажного комбината на Байкале, то ли в проекте поворота течения сибирских рек, то ли в осушении Аральского моря или затоплении очередных русских Матёры, Мологи и Леушина, то ли в нынешнем "умении" распорядиться Саяно-Шушенской ГЭС, в новейших провалах космической отрасли. В чём больше действия, господа-товарищи? В суетливой разрушительности себя и природы или во внутреннем делании?..».

В заключительном разделе книги «Райские отсветы в земных сумерках» собраны эссе о выдающихся советских кинематографистах - режиссерах С. Ростоцком, П. Тодоровском, актрисе Людмиле Гурченко. А завершает этот увесистый том свод очерков о выдающемся скульпторе Вячеславе Клыкове и великих композиторах конца XX века Георгии Свиридове и Валерии Гаврилине.

Разве не актуальны сегодня рассуждения Гаврилина, приведённые Минаковым в эссе о композиторе: «Сократ сказал, что распущенная и неуёмная демократия принесёт в результате больше вреда, чем самая жёсткая тирания. Будет то же самое подавление личности, только совсем с другого конца».

Или вот эти слова великого композитора разве нам сегодня не опора и поддержка: «Я бесконечно люблю свой народ, каким бы он ни был... Вот в лесу множество деревьев, и мхов, и лишайников, и сушняка, и гнилья, и сорных куч. Но это мой лес. Могучий русский лес. И глубоко в земле его здоровые корни. До конца его не вырубишь, да и нас тоже».

Каждую главу книги предваряют фото автора, сделанные им в разные годы: вид на реку Сороть с крыльца дома А. Пушкина в Михайловском, окно дома В. Сурикова в Красноярске, окно дома А. Фета в Воробьёвке, окно в баньке в усадьбе Л. Толстого с видом на Ясную Поляну, окно в келии иеросхимонаха Серафима (Тяпочкина) в Ракитном Белгородской области. Посмотрим и мы в эти окна, в которые, быть может, виделись нашим светочам райские отсветы.

Автор, не надеясь на сиюминутную востребованность своей книги, выпускает её в качестве «письма в бутылке». Потому что все мы верим, верим, что до конца нас, как лес, не вырубишь. И нам предстоит собирать «отчалившую Русь». Тогда эта книга, в ряду подобных ей, будет в этом собирании неизменным подспорьем. Недостаёт в ней очерков о святых родной автору Слобожанщины и путевых замет о святынях великой России (которые разошлись по разным сайтам и в той или иной мере запечатлелись в сознании наших современников), но будем надеяться, что прочтём их в новых книгах автора.

И ещё, важное: нельзя не порадоваться тому, что благодаря деятельности Издательского отдела при Белгородской областной государственной администрации, за счет облбюджета, в сотрудничестве с Белгородским отделением Союза писателей России, выходят в свет такие книги.

Книгу можно приобрести: http://belgorodkniga.ru/index.php/uch-lit/product/view/4/271

Столетие.Ru


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме