Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Река роковой памяти»

20.09.2013


К годовщине Альминского сражения …

В день Рождества Пресвятой Богородицы нельзя не вспомнить русских героев, павших смертью храбрых в первом крупном сражении Крымской войны – Альминском. В этом день, 8 сентября 1854 года, Русская армия дала у реки Альмы, прозванной позже «рекой роковой памяти», бой объединенным войскам Великобритании, Франции и Турции.

Альминское сражение 1854 г.После высадки вражеского десанта под командованием лорда Раглана и маршала Сент-Арно в Евпатории, чтобы не допустить неприятеля к его главной цели – Севастополю, у устья реки Альмы разместилась Русская армия. Командовал ею князь А.С.Меншиков (правнук сподвижника Петра Великого). Имея под своим командованием 35 тысяч солдат и 84 артиллерийских орудия, князю предстояло остановить наступление более чем 50-тысячное англо-французское войско, имеющее 132 орудия и артиллерийскую поддержку со стороны флота. Помимо численности противник превосходил русские войска и качеством стрелкового оружия – армия союзников была вооружена штуцерами – нарезными ружьями, в то время как наши войска в больше своей части все еще пользовались гладкоствольным оружием.

Несмотря на крайне тревожную ситуацию, настроение у русского командования было довольно оптимистическое. Говорят, что именно накануне Альминской битвы впервые прозвучала ставшая крылатой фраза – «шапками закидаем». Так, по рассказам очевидцев, ответил Меньшикову генерал В.Я.Кирьяков, в задачи которого входило удержание левого фланга русских войск. Удерживать правый фланг было поручено генералу П.Д.Горчакову (брату главнокомандующего Дунайской армией генерала М.Д.Горчакова и двоюродному деду П.А.Столыпина). Командование центром взял на себя лично князь Меньшиков, который настолько был уверен в победе, что пригласил жителей Севастополя наблюдать за ходом боя.

Однако на деле картина была далеко не столь оптимистичной. Русское командование, хотя и заняло выгодную позицию, совершило ряд роковых просчетов, среди которых было полное пренебрежение укреплением выбранной местности и несоразмерности ее протяжения с числом занимавших ее войск.

Альминское сражение 1854 г.Англо-французские войска, пользуясь численным преимуществом, решили одновременно атаковать по всем направлениям. В атаку на русские позиции ринулись англичане, шотландцы, французы, зуавы, алжирцы, турки… Один из русских участников Альминского боя так описывал эти события: «8-го числа неприятель со страшным флотом и с огромным войском стал приближаться к нам. У каждого из нас дрогнуло сердце при виде стройно движущейся бесконечной массы войска. (…) Неприятель все ближе и ближе подходил к нам, так что уж ядра наши стали понемногу долетать до них и вырывать из их рядов жертвы, но вот, лишь только подошли они на пушечный выстрел, наша артиллерия уже целыми рядами стала истреблять их, а они все-таки шли вперед, как бы не замечая и не заботясь о своих убитых собратьях!.. Наконец они подошли к нам почти уж на ружейный выстрел, как на сцену явились их убийственные штуцера, а с моря посыпались тучи ядер, которые в несколько минут уничтожили Минский полк, поставленный близ моря под неприятельские выстрелы, Бог знает для чего и для какой пользы... (…) Артиллерия наша дивно громила неприятеля, ряды их редели приметно, и что же? Недостало зарядов!.. Стыд и позор!.. Прекрасно распорядились!.. По два зарядных ящика от каждого орудия поставили вне выстрелов, т. е. версты за две... боясь взрыва их!.. И артиллерийское дело, так блестяще начатое, должно было прекратиться в самом разгаре!.. Пошли в штыки, но картечи неприятельские целыми рядами клали наших. Несмотря на это, не только поработали вдоволь штыки, но и приклады русские!.. Однако наши должны были уступать неприятелю свою позицию, не видя никакого распоряжения поумнее, не получая ниоткуда помощи и боясь быть обойденными неприятелем и отрезанными от своих».

Из-за просчетов Меньшикова, французам удалось не только переправиться через реку, но и поднять свою артиллерию на практически незащищенные возвышенности, откуда был тут же открыт ураганный огонь по нашим позициям, заставивший русские войска отступать. А грозившийся закидать неприятеля шапками генерал Кирьяков по совершенно непонятной причине и вовсе покинул поля боя, уступив противнику выгодные позиции практически без боя.

Альминское сражение 1854 г.Тем временем британцы совершили фронтальную атаку, вплотную подойдя к нашим позициям. Но благодаря блистательному штыковому удару Владимирского полка, королевская пехота и шотландская гвардия были отброшены до самой реки. Но этот местный успех русских войск не мог изменить ситуации в целом – центральные высоты уже были заняты противником. По словам Э.Тотлебена, русские войска, оказав последнее сопротивление, были вынуждены «уступить несоразмерному превосходству в силах». Русская армия отступила…

«Отступление было исполнено без всякой суеты, в совершенном порядке; только один из полков (Углицкий), по недоразумению, пустился было беглым шагом, но тотчас остановился, как только настигший его князь Меншиков приказал остановить полк и продолжать отступление с музыкою», - отмечал военный историк генерал-лейтенант М.И.Богданович.

Участник сражения с английской стороны, признавая большую стойкость и храбрость русских солдат, писал об отступавших русских частях: «страшно избиваемые» французской артиллерией, они не могли отвечать ни единым выстрелом и, вместе с тем, «порядок был сохранен, и колонна, с минуты на минуту истребляемая все больше, шла величаво». «Я стремился признать храбрость и стойкость русской пехоты», - замечал англичанин Кинглэк, состоявший при штабе английского командующего. Показательна и оценка мужества русских солдат французской стороной. Расстреливая один из русских полков с самого близкого расстояния огнем своих батарей, генерал Боске так отозвался о русском офицере, который верхом на лошади под смертоносным огнем ободрял своих погибающих солдат: «Храбрый офицер! Если бы я находился сейчас возле него, я бы его расцеловал!» Таким образом, несмотря на поражение, героизм русского солдата в очередной раз был доказан всему миру.

Памятник Владимирскому полку, отличившемуся в битве при АльмеПотери противника составили от 2 до 4 тысяч человек (не считая турецких потерь), наши потери были не менее значительны – около 5700 человек (включая раненных и пропавших без вести). Однако, несмотря на это поражение, сражение при Альме приостановило приближение неприятеля к Севастополю, что позволило подготовить город к предстоящей ему длительной осаде. «У союзников при Альме была армия, даже по их признанию почти вдвое превышавшая численностью русскую армию; у них была прекрасная артиллерия и штуцера против русских гладкостволок… У союзников, наконец, был флот, поддерживавший своим огнем все их действия. И при всем том Сент-Арно и Ратлан не осмелились преследовать отступающую Русскую армию», - отмечал историк Е.В.Тарле.

В память о мужестве русских солдат, дравшихся у реки Альмы, приведем строки из замечательного стихотворения графини Е.П.Ростопчиной:

Хвала вам, славные бойцы!
Вам, наши светы-молодцы,
Упавшим в жарком бое!..
Мольбой за вас мы чтим ваш прах,
И память вечную в сердцах
Вам сохраним, герои!


Андрей Иванов, доктор исторических наук


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Иван Зайцев : Ответ на 2., Андрей Иванов:
2013-09-23 в 00:29

Интересно было бы узнать, как вы оцениваете защиту светлейшего князя А Меньшикова от обвинений в военной бездарностиУвы, тут я боюсь Вам соврать, т.к. настолько подробно этим вопросом не занимался. Но то, что при Альме были допущены просчеты - это очевидно. А вот был ли потом Меньшиковым сделан умный маневр или его отступление счастливая случайность превратила в "военную хитрость", это вопрос сложный.



Первое что дал интернет по этой войне - капитальный труд Богдановича 1877г.

Вот что в нем говорится об итогах сражения на Альме:

Потерю нами сражения на Алме легко объяснить как значительным, почти двойным, превосходством неприятеля в числе войск, так и плохим вооружением нашей пехоты; но, кроме того, были и другие, столь же несомненные, причины неудачи, понесенной нашею армией. Отлагая впредь их изложение, считаю весьма важным, прежде всего, решение по возможности вопроса: следовало ли принять бой на избранной нами позиции? Конечно, эта позиция представляла выгоду господствующих высот, для овладения которыми неприятель должен был сперва перейти с некоторыми затруднениями реку Алму, а потом взобраться на кручи, почти неприступные на нашем левом крыле и обороняемые сильным огнем артиллерии на правом. Обход левого крыла позиции, по свойствам тамошней местности, казался невозможным, а обход нашего правого фланга требовал от неприятеля, чтобы он удалился от своего флота и подверг себя опасности быть отброшенным от моря в безводную и скудную средствами часть Крымского полуострова. Сам Раглан, приняв во внимание это обстоятельство, не отважился направиться в обход нашей позиции, как условлено было между Союзными полководцами, а двинулся против нашего правого крыла с фронта. Но, к сожалению, выгоды позиции, избранной князем Меншиковым, не вознаграждали главного недостатка ее — несоразмерности ее протяжения с числом занимавших ее войск. Не считая даже двухверстного пространства по Алме, ниже Алматамака, (считавшегося неприступным, и которое действительно было таким, если бы мы им воспользовались), длина позиции от Алматамака до Тарханларского трактира не менее шести верст, и потому едва ли могла быть упорно обороняема 35-ю тысячами человек с 84-мя орудиями. Следовательно, по всей вероятности, надлежало, отказавшись от фронтального прикрытия Севастополя, занять фланговую позицию между Качею и Бельбеком. Ежели Союзники, и после победы при Алме, не осмелились атаковать Северное укрепление, то едва ли бы они решились на то в виду еще не расстроенной нашей армии. Еще затруднительнее для них было бы движение мимо русской армии, на южную сторону Севастополя. В таких обстоятельствах, болезнь и отбытие вскоре маршала Сент-Арно и нерешительность его преемника могли усилить и без того уже существовавшее несогласие между Союзными полководцами и замедлить их действия, что послужило бы в пользу князю Меншикову, ожидавшему прибытия подкреплений.

Если же князь Меншиков считал необходимым для спасения Севастополя сразиться с сильнейшею почти вдвое Союзною армией и решился принять бой на Алме, то следовало не только исследовать свойства избранной позиции во всей подробности, но и по возможности усилить ее искусственными средствами. Рекогносцировка местности по течению Алмы была поручена генерального штаба подполковнику Залесскому, и на основании его донесения левое крыло позиции от морского берега до селения Алматамака признано неприступным. Должно ли приписать такую оплошность небрежности этого обозрения, или неопытности офицера, впервые участвовавшего в кампании? Такой вопрос не имеет особенной важности, лишь только сообразим, что главнокомандующий, поседелый в боях, должен был сам объехать позицию и удостовериться лично в безошибочности сведений, собранных офицером, производившим рекогносцировку. Быть может и он признал бы левое крыло позиции неприступным, но с условием, чтобы оно было обороняемо небольшою частью его армии; совершенно же оставить без обороны, и даже без наблюдения какую-либо часть позиции, надеясь на ее неприступность, похоже на то, как если бы кто оставил без вооружения крепость, надеясь на силу ее верков. Утвердительно можно сказать, что если бы для обороны местности ниже селения Алматамака были поставлены хотя две стрелковые роты, поддержанные одним или двумя батальонами с несколькими орудиями, то дивизия Боскё не взошла бы на высоты и не появилась бы у нас во фланге. Что же касается до вреда, который могли нанести нам неприятели с моря, то пример действий батареи Щеголева под Одессою показывает, что пальба морских судов по войскам, стоящим на берегу, может быт выдержана с успехом.

Как только наш главнокомандующий положил принять бой на Алме, (и должно полагать, что он решился на то заблаговременно, потому что туда стали собираться войска с половины августа), то надлежало усилить позицию искусственными средствами и уничтожить по возможности прикрытия, под защитою которых неприятель мог приблизиться к позиции. Так, напр., следовало вырубить сады в селениях, лежащих по правую сторону Алмы, соорудить батареи на удобнейших к тому пунктах, устроить рвы для стрелков, уничтожить мост у селения Бурлюка, испортить главные броды на Алме. Для всего этого было довольно времени: восемь батальонов (1-я бригада) 16-й пехотной дивизии пришли на Алму 17-го (29-го) августа, за три недели до сражения, а 1-го и 2-го (18-го и 14-го) сентября, за неделю до сражения, прибыли на позицию: сперва четвертые батальоны полков 2-й бригады 17-йпехотной дивизии и Минский полк, а потом остальные батальоны полков 2-й бригады 17-й пехотной дивизии, Волынский полк, резервные баталионы Белостокского и Брестского полков и Казанский Великого Князя Михаила Николаевича полк, всего 24 батальона, а вместе с прежними 32 батальона. Нет никакого сомнения в том, что вырубка садов на правом берегу Алмы послужила бы для защиты нашей позиции в большую пользу, нежели занятие этих садов стрелками в виде передовой позиции, замедлившее успехи неприятеля лишь на весьма короткое время. Что же касается до усиления позиции искусственными средствами, то польза, принесенная батареей, стоявшею по правую сторону евпаторийской дороги, убедительно показывает, как трудно было бы неприятелю овладеть нашею позицией если бы она была укреплена надлежащим образом. Построив несколько батарей на большой горе и расположив впереди их ровики для стрелков, мы, по всей вероятности, устояли бы на этом пункте, либо, по крайней мере, нанесли бы неприятелю страшную потерю


Маневр же к Бахчисараю Меньшиков (по Богдановичу) совершил совершенно грамотный и Корнилов был в полном курсе его действий.

Все рассказы о "шапкозакидательстве" и " покинутом армией Севастополе" похожи на нечистоплотные журналисткие байки.

Которыми, к сожалению, широко пользовался и академик Тарле.

Еще из Богдановича - высадка союзников - крупнейшая в истории на тот момент десантная операция, ставшая возможной только благодаря наличию парового флота.

Воспрепятствовать ей Меньшиков сил не имел,а вот понервировать союзников и затруднить им высадку малыми силами и затем отойти к Бахчисараю(вместо сражения на Альме) было возможно.

Грубых военных ошибок Меньшиков, в любом случае, не совершал.
2. Андрей Иванов : Ответ на 1., Иван Зайцев:
2013-09-22 в 22:01

Интересно было бы узнать, как вы оцениваете защиту светлейшего князя А Меньшикова от обвинений в военной бездарности


Увы, тут я боюсь Вам соврать, т.к. настолько подробно этим вопросом не занимался. Но то, что при Альме были допущены просчеты - это очевидно. А вот был ли потом Меньшиковым сделан умный маневр или его отступление счастливая случайность превратила в "военную хитрость", это вопрос сложный.
1. Иван Зайцев : в защиту светлейшего князя.
2013-09-21 в 23:11

Спасибо, вам Андрей за статью.

Интересно было бы узнать, как вы оцениваете защиту светлейшего князя А Меньшикова от обвинений в военной бездарности Борисом Юлиным

http://dentv.ru/cont...etlejshego-knyazya/

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме