Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как Богородица научила архитектора страху Божьему

Диакон  Сергей  Герук, Православие и жизнь

16.04.2016

«И пыль веков от хартий отряхнув...» Эту пушкинскую фразу из «Бориса Годунова» любит повторять известный украинский архитектор-реставратор Василий Николаевич Безякин, приступая к очередной работе по сохранению церковного зодчества.

Василий Николаевич Безякин

...Мы проходим мимо исторических памятников, любуемся красотами древних храмов и, как правило, не задумываемся, что для сохранения их проделан огромный, подчас титанический труд архитекторов-реставраторов. Об этом вспомнилось у стен величайшей православной святыни - Успенского собора Киево-Печерской Лавры во время общения с  удивительным человеком - Василием Николаевичем Безякиным, архитектором-реставратором с 46-летним стажем.

Под сенью ажурного кивота исчезнувшего лаврского колодца

Фото: photoshare.ru

Если кто-нибудь видел, с какой бережливостью и предостережениями в стерильных перчатках работают реставраторы древних икон и живописи, опасаясь утерять невидимые глазу детали подлинника, то  такое же трепетное  отношение можно наблюдать и у архитекторов-реставраторов к памятникам архитектуры... Оказывается, извлекая из исторического пласта драгоценные осколки древних храмов, можно составить утерянные  фрагменты, а разбирая по частям и деталям  старинные деревянные церкви - снова сложить их  в первозданном виде, только уже с укрепленным фундаментом, замененными деталями - несущими балками, перекрытиями и проч.

Общение с этим творческим человеком приоткрыло множество интереснейших страниц недавней истории - на стыке двух веков и двух тысячелетий, эпох - советской и постсоветской. Собственно, он, как архитектор-реставратор, захватил без малого полувековую историю украинского зодчества в различных регионах страны, а в советское время -  в УССР.
Его первой серьезной работой, которую он, 24-летний (!) молодой специалист, выполнял уже в качестве руководителя архитектурно-реставрационной группы,  был ажурный кивот над колодцем на лаврской  площади у колокольни Киево-Печерской Лавры. Да-да, там, где сейчас фонтанчик для питья воды, раньше находился глубокий монастырский колодец, под сенью, сооруженной над ним в 1880 году. Она была повреждена временем и в результате взрыва Успенского собора в 1941 году колодец был засыпан...

Впрочем, потребуется небольшое  отступление  в прошлое, в 1960-е...

Как провинциальный  мальчишка решил стать архитектором

Мама Василия Безякина работала в Каневе на строительства знаменитой  Каневской ГЭС. Уже в 8-м классе С/Ш он  задумался над выбором профессии, такой, как у мамы, старшего брата и дяди - строительной, но  только чтобы самому придумывать здания, дворцы и дома.  Он решил стать архитектором. Узнал, что в Днепропетровске при энергетическом техникуме есть отделение архитектуры. Мама отговаривала 15-летнего мальчишку ехать в чужой далекий город, жить в общежитии, советовала окончить 10 классов и затем уже поступать в вуз. Но Василий уже видел себя стоящим за чертежным кульманом и проектирующим какой-то прекрасный дворец или галерею искусств... О храмах, разумеется, он тогда не мечтал.

Поехал, поступил, четыре года постигал премудрость будущей профессии. «Куда хотел бы получить распределение?» - спросили юного технического специалиста-архитектора. «В Киев, в «реставрацию», где проходил преддипломную практику!» - был ответ.

Так 19-летний техник-архитектор получил направление в Киевский научно-исследовательский институт «Укрпроектреставрация». В 1970-м это учреждение носило трудно выговариваемую советскую аббревиатуру - «УСНРПУ». Удивительная деталь. Институт тогда размещался в стилобате знаменитой  Андреевской церкви, где перед этим находилась упраздненная Хрущевым Киевская духовная академия. Василий помнит, как они с друзьями в бывшем церковном хранилище рассматривали пыльные книги с   церковно-славянским шрифтом, пахнущие ладаном и воском. Тогда уже юноша вечерами подолгу засматривался на удивительный силуэт Андреевской церкви. Этот храм бессмертного Растрелли,  по выражению А.С. Пушкина, посещавшего Киев в минувшем веке, «будто парил в облаках»... «Вот что нужно оберегать и восстанавливать!» - подумалось тогда.

Уже много лет он живет недалеко от Андреевской, на Подоле. И часто прогуливаясь здесь по вечерам, вглядывается в прекрасный силуэт Андреевской церкви. Как давно это было!..

Пролетело более четырех десятилетий... 

Была служба в армии авиатором, и после дембеля - снова ставший родным славный Киев-град. Он жил в общежитии, в летнее время, уже на должности архитектора, выезжал в экспедиции, а в зимнее - вместе с коллегами просиживал над чертежами восстанавливаемых исторических объектов. Параллельно приобретал высшее образование в Киевском строительном институте. И мечтал, наконец, заполучить персональное творческое задание не в составе реставрационной группы, а возглавляя ее. Способности молодого специалиста были отмечены руководством. Таким заданием как раз и стал уже упоминаемый нами кивот над колодцем верхней территории Киево-Печерской Лавры.

А еще через два года на смотре-конкурсе-1977 Союза архитекторов Украины архитектор Василий Безякин получает диплом «За разработку проекта реставрации памятника архитектуры XVII века Воскресенской церкви и колокольни в поселке Седнев Черниговской области». Удивительный факт советской архитектуры: проекты реставраций древних храмов и других объектов древности проводились с особой тщательностью, делались обмеры, рисовались эскизы и чертежи, и часто... ложились на полку без реализации. Но в том-то и состоит чудо, что большинство из них сохранилось до сего дня. И по этим чертежам сегодня, через десятилетия ведутся восстановительные работы!

Храм Иоанна предтечи Успенского собора - шедевр древней архитектуры

С Василием Николаевичем разглядываем этот самый кивот -  в кольце деревьев лаврского сквера. Тогда восстанавливали его по старым фотоснимкам дореволюционных изданий. Пришедший в ветхость и поврежденный, он требовал реставрации. Кстати говоря, молодой архитектор увидел тогда, что над кивотом отсутствует крест. Нужно восстановить - решил он, понимая, что натолкнется на сопротивление чиновников. Но маленькое чудо свершилось - крест Христов стоит и поныне.

Вокруг кивота на нежной апрельской траве покоятся надгробные плиты древних захоронений. Их обнаружили под завалами взорванного знаменитого Успенского собора Киево-Печерской Лавры - «Великой церкви», как именовали ее в древности, построенной греческими мастерами по велению Самой Пресвятой Богородицы. Заложенная в 1073 году по инициативе прп.  Феодосия Печерского и построенная за три года на деньги князя Святослава Ярославича, эта великая святыня стала духовным символом Киевской Руси, местом паломничества, «вторым Иерусалимом».

Старожилы помнят  тот страшный взрыв, потрясший Киев в первый год войны.

Кровопролитная  война осталась позади, увенчалась победой, а собор так и не был восстановлен. И лишь когда в Киево-Печерскую Лавру, на ее нижнюю территорию,  в 1988 году вернулись монахи, Церковь обратилась ко власть предержащим с инициативой восстановить утраченную святыню - Успенский собор.

Так через 25 лет Василия Николаевича Безякина, уже главного архитектора проектов  института «Укрпроектреставрация», за спиной которого были десятки уникальных реконструкций, пригласили для восстановительных работ древнейшей церкви  - Иоанна Предтечи - внутри восстанавливаемого Успенского собора.  Да-да, не все знают и поныне, что внутри возрожденного лаврского собора, в левой его части, стоит воссозданная Иоанновская церковь ХІ века, причем в своем первоначальном виде, будто воскресла из небытия.

 

Церковь Иоанна Предтечи и ее реставратор В. Н. Безякин

Справка. В конце XI в. на расстоянии 1,5 м от северной стены Успенского собора на средства боярского сына Захария была построена церковь Иоанна Предтечи. В конце XVII в. церковь вошла в состав северного (Стефаниевского) придела Успенского собора. Предтеченский храм был разделен на два этажа, и верхняя его часть присоединена к хорам собора. У  алтаря  находился спуск в подземелье, где были похоронены выдающиеся представителиЦеркви и аристократии. Здесь почивали и нетленные  мощи святителя Павла (Конюскевича), митрополита Тобольского и Сибирского. Во время взрыва Успенского собора в 1941 г. рака и нетленные мощи святителя сохранились и ныне находятся в Дальних пещерах Лавры. Во время последнего восстановления Успенского собора Предтеченский придел приобрел вид отдельной церкви внутри храма. В нем были собраны все найденные во время археологических раскопок останки и перезахоронены вновь.

Как Богородица научила архитектора страху Божьему

Василий Николаевич рассказал еще  один эпизод из своей практики. Это было в начале 1970-х. Тогда еще неверующий молодой архитектор со своим таким же молодым коллегой делали обмеры деревянного казацкого храма Покрова Богородицы (XVII в.) под Киевом, в  городке Фастов.

Храм был в ветхом состоянии, в алтарной части сохранился наполовину разрушенный престол. Товарищ предложил: «Давай разберем остатки престола и покопаем глубже, говорят, в основания закладывают разные грамоты, а может, еще чего поинтересней найдем!»

Василий засомневался и стал отговаривать, ведь миряне не имели права даже прикасаться  к месту, на котором совершалась Евхаристия, а мы начнем его до основания разрушать. Но друг настоял на своем. С ноющим сердцем Василий принялся за работу. Из всех «сокровищ» нашли лишь одну медную монетку царского времени. «Напрасно затеяли мы это дело, - сказал Василий. - Как бы Господь не прогневался на нас...» «Да, ладно тебе! - ответил товарищ. - Подумаешь, великое дело - престол! Сказки для бабушек!..»

Но не успели они отойти от храма на каких-нибудь 100 метров, как услышали грохот: купол церкви с треском обвалился вовнутрь. Если бы ребята замешкались на минуту, были бы похоронены заживо...   После этого удивительного  случая  старинная деревянная Покровская церковь все же была восстановлена, сегодня в ней совершаются службы Божьи.

Этот эпизод Василий Николаевич запомнил на всю жизнь и понял: если Господь доверяет ему восстанавливать храмы, где Он невидимо присутствует, значит, делать это следует с благоговением и огромной ответственностью пред Богом и людьми.

Армянская церковь в Черновцах и девятикупольный деревянный собор без единого гвоздя под Днепропетровском

В творческом списке возрожденных святынь архитектора-реставратора десятки уникальных святынь, шедевров, которые ему  с коллегами по институту доводилось спасать от беспощадного  влияния времени, а иногда и от самодурства безмозглых чиновников. Например, восстанавливая в Черновцах уникальную Армянскую церковь (1880 г.), ему, как руководителю проекта, было велено свыше спроектировать там... музей атеизма. Архитектор, что называется, восстал: он этого делать не станет, увольте! И, сидя с друзьями в кафе, он вспомнил вдруг  недавние работы в  киевском Николаевском костеле, где с участием его коллег был оборудован прекрасный органный зал. А что,  если в этом древнем храме организовать дом органной музыки?!   И он пошел с этим предложением по кабинетам. И был услышан. Так в Черновцах горожане получили возможность слушать бессмертные произведения Баха, Генделя, Шуберта, Листа и других великих классиков в органном исполнении.

Сегодня под руководством Василия Николаевича проходит ряд реставрационных работ в различных регионах Украины, куда он периодически выезжает в командировки. Один из таких объектов - единственный в Украине деревянный  девятикупольный Свято-Троицкий собор XVIII века в городе Новомосковске под Днепропетровском, вошедший в сокровищницу храмового искусства Украины и мировых шедевров культурного наследия.

 

Свято-Троицкий собор - шедевр деревянного храмового зодчества. Фото А. Курипко

Этот уникальный храм отстоял в 60-х годах прошлого века известный украинский прозаик Олесь Гончар, поставив слово «Собор» в заглавие своего романа, в котором речь идет о сохранении духовного наследия прошлого в противовес бездушной машине атеизма и прагматизма. Один из героев романа говорит о необходимости беречь духовное наследие, поскольку в этом «невигубний слід людства, його злети, його верхогір'я, над яким панує дух перемоги над смертю, дух незнищенності...» Написанный роман прозаика, как и сам прообраз - Троицкий собор - долгое время был под прицелом партийной номенклатуры. Но все же увидел свет, и собор был спасен от уничтожения.

Теперь он опять нуждается в помощи: девятый год над сохранением этой уникальной святыни трудится группа реставраторов под руководством Василия Николаевича Безякина.

Как говорится: Бог в помощь!

Сергей Герук
Фото автора

http://pravlife.org/content/kak-bogorodica-nauchila-arhitektora-strahu-bozhemu


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме