Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сочти число Зверя

Борис  Галенин, Русская народная линия

12.06.2019


Прогресс как соблазн. Часть V …

Части I - II

Части III - IV

 V

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов) о связи математики и богословия

 

Из рядов Русской Императорской Армии

 

Вопрос о том, что только православное мировоззрение может стать единственно научным, естественным образом соединив «благодатные познания в христианстве» с достижениями современной науки, прежде всего математики, был с особенной отчетливостью поставлен уже полтора века назад святителем Игнатием (Брянчаниновым).

 

 

Святитель Игнатий

 

Творения святителя Игнатия по оценке отечественных подвижников[1], являются своего рода святоотеческой энциклопедией духовной жизни христианина.

Дмитрий Александрович Брянчанинов (1807-1867) шагнул в Учителя Церкви не со скамьи семинарии или духовной академии, а из рядов Русской Императорской армии.

Блестящему выпускнику Главного инженерного училища в Санкт-Петербурге, первым по списку окончившему его в 1826 году, фавориту Великого Князя, а затем Императора Николая Павловича, желавшего видеть Брянчанинова своим соратником и соработником в государственном труде на благо России, пришлось немало усилий приложить, найти неопровержимые для православной души Императора Николая доводы, чтобы тот отпустил своего любимца из офицеров в монахи.

Главное инженерное училище, в дальнейшем - Николаевская инженерная академия ‒ давало лучшее в России и одно из лучших в Европе математическое и естественнонаучное образование. Святитель Игнатий в своих богословских трудах свободно применял понятия высшей математики, включая актуальную бесконечность для иллюстрации бытия и величия Божия.

В своем знаменитом «Слове о смерти» он весьма подробно показывает прямую необходимость для современного богословия взять на вооружение математические и естественнонаучные аргументы для успешного противостояния надвигающемуся воинственному безбожию[2]. У него было твердое убеждение, что «истина веры находится в единении с истиной науки».

Только тогда будет постигнута истинная мудрость и выработана адекватно описывающая мироздание философия, когда будет произведен синтез наук о природе и наук о духе, математики и основанными на ней иными науками о природе с наукой Святых Отцов и учением Православной Церкви, хранительнице Божественного Откровения во всей неповрежденности и полноте.

Слова святителя Игнатия не только не устарели в существе своем за прошедшие полтора столетия, но, напротив, именно сейчас приобрели особую актуальность. К сожалению, они малоизвестны, поскольку даны им в примечании, не во всех изданиях «Слова» даже воспроизводимого.

Приведем их здесь, как наставление и завет Святителя всем нам. Для удобства восприятия немного структурируем текст, выделяя в нем наиболее существенное для нашего изложения, и снабдим его подзаголовками и небольшими комментариями.

 

Ни одна наука, кроме математики

 

«К этой [математической] теории [о безконечном] мы обращаемся часто, чтоб по возможности правильно и точно объяснить отношения тварей к Творцу, в собственном смысле непостижимые и необъяснимые.

Неспособна к такому объяснению ни одна наука, кроме математики.

Она, одна она, доказывая неприступность бесконечного к постижению его, ставит в правильные отношения к нему все числа, то есть все виды тварей».

Своими словами святитель Игнатий желает подчеркнуть ограниченность всего тварного, принципиально несоизмеримого с Творцом, как несоизмеримо, например, с бесконечностью любое число на числовой оси. Следует также обратить внимание читателя, что в дальнейшем своем рассуждении святитель Игнатий часто употребляет вместо слов «тварное» и «творение» слова «число» и «числа». И в этом контексте, слово «Творец», или «Безконечное существо» заменяет просто словом «бесконечность».

Употребление слов «число» и «безконечность» из языка «идеальной» науки - математики, имеет для Святителя то удобство, что позволяет более кратко и наглядно показать ограниченность всего сотворенного, по сравнению с безконечностью, неограниченностью и всемогуществом Творца.

Тем более, как мы увидим, для святителя Игнатия, несущественны различия между материальными и идеальными явлениями, поскольку те и другие сотворены и лишены самостоятельного существования, кроме как во Творце[3].

Напомним кстати, что христианство суть единственная религия, в которой тварная ограниченная Вселенная находится в Боге, а не Бог находится во Вселенной, как у разнообразных адептов «космического разума».

 

Вселенная есть число

 

«Вселенная есть число, и все составные части ее суть числа». [Еще раз напомним, что слово «число» не должно смущать читателя: выше святитель Игнатий уже сказал, что под числами он подразумевает «все виды тварей», иными словами - все сотворенное, то есть не имеющее самостоятельного существования в самом себе].

«Непосвященный в таинства математики никак не совместит в себе понятия, что все числа, столько различные между собою, вместе совершенно равны одно с другим в отношении к бесконечному.

Причина такого равенства очень проста и ясна: она заключается в бесконечной, следовательно, ‒ постоянно равной, разнице между бесконечным и каким бы то ни было числом».

Слова, сказанные святителем Игнатием о Вселенной: «Вселенная есть число», - а значит, есть такое же сотворенное нечто, как и любая ее часть, - помимо их методологически-богословского значения есть крупнейшее научное предвидение XIX века, до сих пор, кажется, никем не замеченное.

Дело в том, что сейчас мы знаем, что Вселенная имеет начало, - она создана в результате Большого взрыва, то ли 7,5 тысяч, то ли 13,7 миллиардов лет назад[4], - а потому заведомо конечна, так как расширялась с конечной скоростью конечное число лет. И в ней в прямом смысле этого слова, могут атомы быть все сочтены, или, вернее, может быть указано число, заведомо превышающее возможное число этих атомов.

 

 

Большой взрыв

 

В данном случае, атомы выбраны как иллюстративный материал, во-первых, потому, что за ними еще стоит какая-то ощутимая реальность, в отличие от элементарных частиц. А во-вторых, они были известны и науке времен Святителя, и он сам дальше скажет об этом.

Но дело, скажем опять, не в этом, а в том, что в общепринятой научной парадигме середины XIX века, когда создавал свой труд святитель Игнатий, Вселенная была вечна и бесконечна, представляя собой бесконечный трехмерный евклидов континуум. Еще во время моего обучения на мехмате МГУ в 1960-е годы, именно такая модель Вселенной была обязательна при изучении диамата, а за попытку продвинуть современный взгляд, типа Вселенной Фридмана-Леметра, грозили крупные неприятности, которые автору этих строк довелось испытать лично.

А уж за сто лет до этого взгляд на вечную и бесконечную вселенную был еще не реликтом разлагающегося марксизма-ленинизма, а вполне действующей научной моделью, на которую, сколько известно никто из тогдашних ученых еще и не думал покушаться.

Так вот. Слова «Вселенная есть число», есть четко и определенно высказанное научное положение, что Вселенная сотворена, а значит, имеет начало, конечна и ограничена, а значит, имеют свое начало, конечны и ограничены все объекты этой Вселенной, от атомов до галактик.

И сказаны эти слова были примерно в 1860 году, то есть, по крайней мере, за 60 лет до того, как справедливость их стала блистательно доказана, вполне научной по сей день теорией расширяющейся Вселенной, конечной во времени и пространстве.

Вот только криков восторга о гениальном предвидении русского Святителя до сих пор не слышно. Научной методологией, теоретической базой святителя Игнатия была на тот день Библейская космология, отраженная в Книге Бытия, и творениях пророков и святых отцов. А теория, предсказывающая факты, как любили говорить у нас на физфаке, ‒ верная теория.

Но вернемся к словам Святителя.

 

Вполне естественно миру быть сотворенным из ничего

 

«При посредстве неоспоримых выводов математики делается очевидным, что понятие о числе есть понятие относительное, а не существенное». [Святитель Игнатий приписывает сущностное значение в математике только актуальной безконечности].

«Это понятие, составляя естественную принадлежность ограниченных разумных тварей, составляя неотразимое последствие впечатлений, под влияние которых твари вступают вместе с вступлением в существование, никак не может быть принадлежностью Существа безконечного».

Слова Святителя, переведенные на язык современной науки, означают, что разумные существа, люди, будучи сотворенными и ограниченными, и не обладая в силу этого самостоятельной сущностью, вступая в свое временное бытие в материальном мире, попадают в том числе под действие физических законов мироздания.

Очевидно, что в момент творения Господь предписал творимой Его Словом материальной Вселенной «законы природы»: «Словом Господним небеса утвердишася и Духом уст Его вся сила их»[5]. (Пс. 32:6).

«Безконечное, объемля собою все числа, вместе с этим пребывает превыше всякого числа по свойству совершенства, не имеющего ни в чем никакого недостатка и не способного подвергнуться недостатку».

Например, числовая безконечность, остается равной себе не только при прибавлении или вычитании любого числа, но будучи сложена сама с собой любое число раз. Есть еще много интересных свойств безконечности трудно представимых так называемым здравым смыслом[6].

«По этому свойству безконечное, объемля все впечатления, пребывает превысшим всякого впечатления; иначе оно подверглось бы изменениям, что свойственно числам и не свойственно безконечному».

Иными словами, Творческое начало - Бог, ‒ содержа в себе все творение со всеми законами, само этим законам не подвластно, как еще Псалмопевец пророчески подчеркнул: «... и разуму Его несть числа». (Пс. 146:5).

«Если ж число не имеет существенного [сущностного] значения, то вполне естественно миру быть сотворенным из ничего действием безконечного, которое одно имеет существенное значение[7].

Естественно действию безконечного быть превыше постижения человеческого.

Таковы неопровержимые истины, добытые уму человеческому математикою: ее нуль, изображающий идею о несуществующем, обращается в число, когда действует на него бесконечное». [В предельных соотношениях типа: нуль×безконечность].

Таким образом, Святитель Игнатий подводит как бы математическую базу, или, вернее дает математическую иллюстрацию возможности творения из ничего.

 

Что открывают нам естественные науки

 

«В помощь математике приходят естественные науки, к которым она относится как душа к телу. Без математики они не могут существовать; они строятся и держатся на ней, как плоть на скелете. Во всей природе господствует строжайший математический расчет.

Что ж открывают нам естественные науки?

То, что вещество, в среде которого мы вращаемся, которое видим и осязаем разнообразно и прикосновениями, и слухом, и вкусом, и обонянием, ‒ это вещество не только не понято, не постигнуто нами, ‒ мало этого! ‒ оно непостижимо для нас.

Придумана теория атомов, чтоб была возможность остановиться и основать дальнейшие суждения на чем-нибудь правдоподобном. Теория атомов остается произвольным предположением (гипотезою)[8].

В точном смысле нет существ в природе: в ней одни явления».

Еще раз Святитель подчеркивает, что в окружающем нас мире нет ничего имеющего самостоятельную сущность, а все является сотворенным, а потому может быть подвергнуто в любой момент любому изменению.

«Этому закону подчинены и числа: нет числа, которое бы не могло изменяться от присовокупления к нему или от исключения из него; нет числа, которое не могло бы обратиться в нуль.

Всякое число есть явление.

Одно безконечное постоянно пребывает неизменным, оно не изменяется ни от присовокуплений к нему, ни от вычитаний из него.

Одно безконечное совмещает в себе всю жизнь; одно оно есть в точном смысле существо»[9].

 

Неограниченное не может быть постигнуто ограниченным

 

«Если так, то сотворение мира Богом есть математическая необходимость и истина.

Сколько верна эта истина, столько верна и та истина, что мироздание, как дело Ума неограниченного, не может быть постигнуто, обсуждено и проверено ограниченным умом человеческим.

Первую истину открывает человекам, заодно с наукою, Божественное Писание;

на основании второй истины человеческий разум не имеет ни права, ни возможности отвергать того повéдения [повествования, сведения] о миросотворении, которое читаем в Книге Бытия.

Это опять подтверждает наука. С неба гремит нам апостол Иоанн Богослов:

В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Ин. 1:1).

Математика отвечает с земли:

‒ Истина, всесвятая Истина! Иначе быть не может.

Таково свойство безконечного: оно, одно оно, живет в себе и собою.

Оно ‒ саможизнь.

Действия его на числа, как бы ни были громадны, не имеют и не могут иметь никакого влияния на образ существования безконечного, отделенного от всех тварей безконечным различием, существующего среди тварей вполне независимо от тварей и несмесно с ними.

Нет никакого сходства между существованием и существованием.

Опять гремит Богослов:

Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин. 1:3).

И опять отвечает математика:

‒ Истина, всесвятая Истина! явления, как и числа, должны иметь свой источник, источник неиссякаемый, ‒ и такой источник есть безконечное, есть Бог!

Бога никтоже виде нигдеже, ‒ продолжает провозглашать человечеству небесный вестник (Ин. 1:18), и опять в сретение его исповедует математика:

‒ Истина, всесвятая Истина! По безконечному различию, которым отличается безконечное от всякого числа, нет возможности никакому ограниченному существу, как бы оно ни было возвышено, видеть Бога ни чувственным зрением, ни постижением ума!

Бог пребывает в свете неприступном во всех отношениях, сказал Апостол» (ср.: 1 Тим. 6:16).

 

Когда математика безмолвствовала

 

«Бог объявил о Себе в Евангелии:

Я ‒ жизнь (ср.: Ин. 11:25).

Жизнь эта так всемогуща, что дала существование всей твари, существующей существованием, заимствованным из Саможизни, что возвращает жизнь тем тварям, которые утрачивают свою жизнь смертью.

Жизнь безконечная не может не быть всемогущею.

Согласно с положительною наукою святая Церковь исповедует, что души человеческие и Ангелы безсмертны не по естеству, а по Божией благодати.

Какое верное суждение: оно сделано в то время, когда математика безмолвствовала об этом предмете».

 

Выставлять бред свой за истину к погибели своей

 

«Необходимо усвоить себе понятия о безконечном различии безконечного, и по естеству и по свойствам, от чисел,

и при суждениях о Боге повсюду иметь в виду это различие, определять его,

чтоб не увлечься к суждениям, превышающим нашу способность понимания, и потому к суждениям неправильным по необходимости.

Без этого придется бред свой выставлять за истину к погибели своей и к погибели человечества.

Мечтатели сделались безбожниками, а изучившие глубоко математику всегда признавали не только Бога, но и христианство, хотя и не знали христианства как должно. Таковы были Ньютон и другие».

 

Дело православных христиан даровать человечеству истинную философию

 

«Желательно, чтобы кто-либо из православных христиан, изучив положительные науки, изучил потом основательно подвижничество Православной Церкви и даровал человечеству истинную философию, основанную на точных знаниях, а не на произвольных гипотезах.

Мудрец греческий Платон воспрещал упражнение в философии без предварительного изучения математики. Верный взгляд на дело!

Без предварительного изучения математики с зиждущимися на ней другими науками и без деятельных и благодатных познаний в христианстве невозможно в наше время изложение правильной философской системы.

Многие, признающие себя сведущими в философии, но не знакомые с математикою и естественными науками, встречая в сочинениях материалистов произвольные мечты и гипотезы, никак не могут отличить их от знаний, составляющих собственность науки, никак не могут дать удовлетворительного отзыва и опровержения на самый нелепый бред какого-либо мечтателя, очень часто сами увлекаются этим бредом в заблуждение, признав его доказанною истиною».

Задача, поставленная перед православными христианами святителем Игнатием - даровать миру истинную философию, - начинает решаться сегодня.

В эпоху, когда эта задача была поставлена, она могла быть осознана лишь единицами, да и сейчас саму насущность ее постановки понимают немногие. А тогда широкими научными и особенно околонаучными массами целиком и полностью владело «научное мировоззрение».

Нам будет теперь понятнее накал идеологической борьбы, которая велась в те годы в среде русских ученых за истолкование их работ в христианском или антихристианском ключе. Россия была крепким орешком для всемирного антихристианского интернационала, в ней еще оставались православные мыслители и в ученой среде.

Особенно силен был накал этой борьбы, как показано в работе «Наука Российской Империи в Царствование Императора Николая II»[10], среди представителей самой абстрактной из наук - математики. «Изучившие глубоко математику всегда признавали не только Бога, но и христианство».

 

Ответ на возможный вопрос

 

Рассказанное служит посильным ответом на возможный вопрос, почему же феноменальный расцвет народного образования, научно-технические достижения Российской Империи в эпоху Николая II, равно как и многие иные ее успехи, не смогли предотвратить катастрофу революции 1917 года. И это не смотря на то, что только в России еще в XIX веке, были религиозные философы, далеко опередившие свое время.

«Обожествленный» прогресс принес свои плоды.

Об этом сказал еще Иван Сергеевич Аксаков: «Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода - деспотизмом и рабством.

Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечет - уже совлекает - с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином»[11].

В духовном ослеплении, а вернее - одичании, в котором пребывало подавляющее большинство «образованного» русского (впрочем как и европейского) общества конца XIX - начала XX века, во многом благодаря вышерассмотренной «научной картине мира», когда реальное отождествлялось только с вещественным, то есть материальным, - никакие усилия русской самодержавной власти не могли быть поставлены этим обществом ей в заслугу.

В этой «научной картине мира» не было место Богу, и не было место Его Помазаннику.

(Продолжение следует)



[1] Например, прп. Лев и Макарий Оптинские, Варсонофий Оптинский, схиигумен Иоанн Валаамский, игумен Никон (Воробьев) и др. /Макарьевский листок № 32, ноябрь 2009.

[2] Святитель Игнатий (Брянчанинов). Слово о смерти. - М.: Отчий дом, 2009. Примечание. С. 179-182.

[3] Взгляд святителя Игнатия близок в данном случае к философской концепции англиканского епископа Джорджа Беркли. Изложение последней можно найти, например, в «Царской школе».

[4] Возможно, что 7,5 тысячи лет назад была создана Вселенная, возрастом 13,7 миллиардов лет.

[5] Обратите внимание, что у Псалмопевца есть очевидное предчувствие троичности Божества.

[6] Желающие ознакомиться подробнее, могут посмотреть вполне доступное неподготовленному человеку изложение в книге Колмогорова А.Н. и Фомина С.В. «Элементы теории функций и функционального анализа. Выпуск I. Метрические и нормированные пространства». - М.: Изд. МГУ, 1954. Глава I. Элементы теории множеств.

[7] Напомним, что само возникновение Вселенной современная физика трактует как квантовый скачок, произошедший согласно информации, которая предначально заключалась в пси-функции Вселенной. Образование Вселенной описывается физиками как «из Ничего - во Время», что практически совпадает с процессом, описанным в первой главе Бытия и первых строках Евангелия от Иоанна: В начале было Слово.

[8] Экспериментально реальность существование атомов показал Жан Батист Перьен (1870-1942). В 1926 году ему была присуждена Нобелевская премия. /Мазья В.Г., Шапошникова Т.О. Жак Адамар - легенда математики. - М.: МЦНМО, 2008. С. 145. Во времена святителя Игнатия теория атомов действительно была просто гипотезой.

[9] «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий». Исх. 3:14. Я есмь Сущий. Букв.: «Я есмь Тот, Кто Я есмь». Господа невозможно ничему уподобить и нельзя никак определить, как нельзя придать числовое значение безконечности. Он Сам определяет Себя Собою же и является Самосущим.

[10] См. соотв. главу в работе: Галенин Б.Г. Штрихи к портрету эпохи. //Мультатули П.В., Галенин Б.Г. Эпоха Царствования Императора Николая II /П.В. Мультатули; Штрихи к портрету эпохи /Б.Г. Галенин. Том второй (1914-1917 гг.) - М.: РИЦ, 2017.

[11] Аксаков И.С. Христианство и современный прогресс. //На запросы духа. Сост. А. Палицкий. - Пг., 1914.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме