Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Общие аспекты психики человека (или что такое психика) с точки зрения христианской антропологии

Петр  Добросельский, Русская народная линия

30.09.2017


Часть 4. Комплексный или святоотеческий подход к понятию «психика» …

  

 

Часть 1 Общие сведения о психологии и психике

Часть 2. Материалистический подход к понятию «психика» 

Часть 3. Идеалистический подход к понятию «психика»

 

 

«Душа наша одарена многими силами и пользуется, как орудием, телом, ею оживляемым» (свт. Григорий Палама, архиеп. Солунский)  (цит. по 1: 284).

«Душа действует посредством органического тела, сообщает ему жизнь ... Она употребляет тело орудием» (прп. Иоанн Дамаскин) (цит. по 2: 39).

«Тело - дом души, ее одеяние, ее орудие» (свт. Игнатий (Брянчанинов) (2: 38).

«Тело есть орган души, орудие ее видимого проявления» (монах Митрофан) (3: 206). 

«Тело есть целесообразный орган души не по одной своей части, но по всецелому своему составу и устроению» (русский философ П.Д. Юркевич) (4: 78). 

 

     4.1.  Общие сведения

     Комплексный подход к психике учитывает зависимость психических явлений, как от души, так и от тела, полагая при этом душу причиной этих явлений, а тело - их необходимым соучастником. Таким образом, здесь объясняется связь психики не только с душою, но и с телом, а, следовательно, решается и «психофизическая проблема», о которой говорилось ранее (см. Ч. 3. Идеалистический подход к понятию «психика»).

Отметим, что данный подход, по сути дела, является святоотеческим, поскольку святые отцы и учители Церкви издавна сравнивали соотношение души и тела, соответственно, с: музыкантом и музыкальным инструментом; наездником и колесницей; кормчим и кораблем; художником и кистью и т. п. Святые отцы также разработали и систему лечения души или освобождения ее от страстей и последствий совершенных грехов - святоотеческую психотерапию.

Рассмотрим теперь отдельные части тела, являющиеся конкретными органами души, и соучаствующие с ней в психических явлениях в человеке.

 

4.2. О телесных органах (частях тела),

являющихся органами (инструментами) души

для проявления её психических

способностей в физическом мире

В православной антропологии вещественное тело считается органом[1] невещественной души, с помощью которого она проявляет себя в вещественном мире. При этом мозг и сердце, являясь, с одной стороны, органами (частями) тела, с другой - являются органами (инструментами) души, с помощью (при содействии, соучастии) которых (в совокупности с которыми) она и обеспечивает психические процессы у человека[2]. Приведем  некоторые высказывания различных авторов по данному вопросу.

Свт. Василий Великий: «Душа составляет чудно привязанную Божественным Художником к телу силу, которая, простираясь до самых оконечностей его, наиболее отдаленные между собой части тела приводит в одно согласие и общение, а также сообщает им свою жизнь; тело же по отношению к душе есть не что иное, как ее жилище, или как бы колесница, данная ей Творцом для прохождения жизненного поприща при полном их взаимном сочувствии друг к другу; ибо как тело принимает жизнь (испытывает на себе влияние) от души, так и душа принимает болезненные ощущения от тела (Беседа на слова: внемли себе)» (цит. по 5: 229); «Что существо наше? Это душа, которую живем, существо тонкое и умное, не имеющее нужды ни в чем обременяющем; это - тело, которое дал Творец душе как колесницу для души (Беседа 21, § 5)» (6: 300).

● Свт. Григорий Палама: «Каким же органом, как орудием, пользуется в своей деятельности та сила ее (души - П.Д.), которую мы называем умом? ... одни водворяют его в мозгу, как в некоем акрополе (кремле); другие дают ему седалище в сердцевине сердца. С этим и мы согласны, поясняя только, что разумная сила наша в сердце не как в сосуде каком заключена, как не телесная, и не вне его есть, как соединенная с ним, но есть в сердце, как в органе своем ... То же говорит и Макарий Великий: "Сердце правит всем органом и, когда благодать займет все отделения сердца, господствует над всеми помыслами и членами, ибо там ум и все помыслы душевные". Итак, сердце есть сокровенная храмина ума первый плотский орган мысленной силы ... и блж. Макарий,  немного ниже после приведенных выше слов говорит: "Там убо должно смотреть, написала ли благодать законы духа". "Там" - где? В главном органе, где престол благодати, и где ум и все помыслы душевные, то есть в сердце» (О священнобезмолвствующих) (цит. по 7: 284, 285).

● Свт. Григорий Нисский: «Во всех частях человеческого состава, в каждый из которых естественно действует какая-либо сила души, эта сила равно остается бездейственной, когда эта часть пребывает в неестественном состоянии ... Ум действует своею силою в том, что не отвратилось из-за болезни от естественного состояния, но укрепляется в слаженном, но обессиливает в том, что не вмещает его деятельности (энергии)» (8: 38).

● Свт. Феофан Затворник: «Где отзывается и чувствуется печаль, радость, гнев и проч., там сердце. Там и вниманием стойте. Сердце телесное есть мускулистый серчак - мясо, но чувствует не мясо, а душа, для чувства, которой мясное (физиологический орган) сердце служит только орудием, как мозг служит орудием для ума» (9); «Через нее (оболочку души - П.Д.) душа действует на тело и тело на душу» (10: 59); «Я же ... держусь той мысли, что, тогда как душа расстроивается по причине расстройства ее органа - тела, дух остается цел, он зреет там - глубже сознания, все более и более, в том направлении, в каком застало его расстройство то» (11: 352).

● Свт. Лука (Войно - Ясенецкий): «Конечно, Писание не противоречит несомненным физиологическим фактам и не отрицает роли мозга в мышлении, и не только в мышлении, но и во всех психических процессах ... умственные процессы происходят в мозгу ... но только деятельностью мозговой коры мышление не ограничивается и в ней не заканчивается» (12: 173, 174); «Если бы мы могли, что, конечно, немыслимо, остановить стремительную и сложнейшую динамику психических процессов и рассмотреть отдельные элементы в статическом состоянии, то ощущения представились бы нам только как импульсы к возникновению мыслей, чувств, желаний и волевых движений. А мысли, выхваченные из мозга, оказались бы только незаконченным, сырым материалом, подлежащим глубокой и окончательной обработке в сердце - горниле чувств и воли» (12: 174); «"Да откроются помышления многих сердец. Мудрость почиет в сердце разумного. Безумие в сердце их". Если можно говорить о помышлениях сердца, о том, что сердце служит средоточием и обиталищем мудрости, то, значит, в нем не только получают чувственное и волевое восполнение рождающиеся в мозгу мысли, и не только воспринимаются им экзогенные духовные воздействия, передающиеся в мозг, но в сердце эти восприятия так же рождают мысли, размышления как сенсорные восприятия служат импульсами и материалом для мыслительной деятельности мозга. Сердце, следовательно, - второй орган восприятия, познания и мысли. В нем рождается из этой деятельности познание и почивает в нем мудрость» (12: 175, 176).

Таким образом, свт. Лука полагает, что в психических процессах участвуют два телесных органа - мозг и сердце, которые, в свою очередь, являются органами восприятия, познания и мысли. При этом после физической смерти и гибели нервной системы, сознания и души, все способности ума, воли и чувств сохраняются, как полагает свт. Лука,  в бессмертном духе человека (12: 264, 265).

Свт. Игнатий (Брянчанинов): «Тело - дом души, ее одеяние, ее орудие. Так именует его и Священное Писание, и святые отцы. Два верховных апостола назвали его своей хижиной (2 Пет. 1: 13, 14; 2 Кор. 5: 1-4). Тело есть одежда и вместе орудие души. "Душа окружается и одевается членами тела", - сказал преподобный Макарий Великий. "Душа, -  говорит святой Иоанн Дамаскин, - действует посредством органического тела, сообщает ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения. Она употребляет тело орудием". Такое понятие об отношении души к телу естественно, оно истекает из постоянных опытов жизни, из самого ощущения нашего» (2: 38, 39).

● Блж. Феодорит: «Блж. Феодорит, опровергая тех древних врачей, которые на том основании, что в некоторых болезнях терпит вред и приводится в бездействие ум, заключали о тождестве души с телом, говорит следующее: "но им надлежало бы рассудить, что и играющий на лире, если лира не настроена хорошо, не покажет на ней своего искусства, - потому что, если бывают слишком натянуты или ослаблены струны, тогда они мешают гармоничности в звуках, а если некоторые из них оказываются прерванными, то тогда музыкант чрез это приводится в полное бездействие. То же самое можно замечать на свирелях и других орудиях. Так протекающая или неискусно устроенная ладья в ничто обращает искусство кормчего. Разбитые в ногах и по природе медлительные кони, или поврежденная колесница точно также отнимают ловкость у ездока. Так, конечно, и душе некоторые телесные болезни не позволяют выказывать своей разумной деятельности ... Итак, заключает блж. Феодорит, благосостояние тела не составляет существа души, но при благосостоянии тела существо души обнаруживает свою мудрость"» (цит. по 14: 74, со ссылкой на: Епископ Сильвестр. Опыт православного  догматического богословия. Киев, 1884 г., т. 3, с. 222-226).

● Епископ Эмесский Немесий: «Вообще нужно сказать, что тело есть орган души, и если оно устроено целесообразно, то содействует душе и само находится в хорошем состоянии; в противном случае оно затрудняет душу, и тогда душа имеет много хлопот в борьбе с непригодностью своего органа, и если она недостаточно осмотрительна (буквально: трезва), то портится (искажается) вместе с ним (от него), подобно тому, как музыкант фальшивит вследствие расстройства лиры, если он предварительно не настроил ее как следует. Поэтому душа заботиться о теле, чтобы сделать его пригодным для себя органом. Достигает она этого посредством разума и силы воли (характера), одно ослабляя, другое усиливая, как в гармонии, чтобы сделать его (тело) сообразным себе и пользоваться пригодным органом, чтобы и сомой не испортится от него (т. е. от тела), так как случается и это ... Будучи органом души, тело разделяется соответственно душевным силам, потому что оно устроено сообразным и приспособленным к ним - так, чтобы никакая сила души  не задерживалась телом. Действительно, каждой психической способности (силе) для деятельности ее назначены особые части тела... Душа занимает место художника, тело - инструмента...» (епископ Эмесский Немесий)  (15: 48, 49, 84).

Епископ Каневский Сильвестр (Малеванский): «Древние учители останавливали свое внимание на самом устройстве человеческого тела. И именно на его мудрой приспособленности к тому, чтобы служить органом для превосходящей все земное и материальное души человеческой ... Так они древне - материалистическому учению о душе, как гармонии или результате благоустройства самого тела, обыкновенно противопоставляли то положение, что тело - своего рода музыкальный инструмент, душа же - это играющий на нем музыкант или артист, причем само собою предполагалось, а отчасти изъяснялось, что смешивать или отождествлять чисто физическое и механическое тело с духовно-разумною и свободно-правящею им душею также странно и нелепо, как если бы стали смешивать и отождествлять лиру или какой либо музыкальный инструмент с самим музыкантом. Не это ли же самое следует противопоставлять и новейшим материалистам, которые вслед за древнейшими повторяют, что будто бы душа есть не более, как субстрат самого тела, или продукт всех его физических или физиологических отправлений? ... Чтобы иметь право видеть причину психических явлений в самом телесном организме человеческом, нужно бы сперва попытаться удовлетворительно объяснить их генетическое происхождение отсюда. Но эта попытка, как всегда оставалась, так и теперь должна остаться совершенно напрасною, потому что пытаться из чисто физических или химических агентов произвести психические явления - это совершенно равносильно попытке из ничего произвести что либо ... Материалисты обычно противопоставляют этому те разнородные ненормальные состояния в телесном организме, которые всегда неизбежно соединяются с ослаблением и даже с задержанием или перерывом сознательной психической деятельности, как это бывает, например, во время горячек, нервных ударов, умопомешательства и т. п. Но на это достаточно ответить им тем, чем отвечали более древним материалистам христианские учители и писатели: душа - то же, что музыкант, а тело - то же, что музыкальный инструмент; что же удивительного в том, если музыкант слабо или нестройно играет на своем инструменте, когда струны на нем бывают слишком ослаблены, или же, если он и вовсе перестает играть, когда струны бывают совершенно попорчены и вовсе отказываются служить обнаружению его искусства?» (16: 194, 195, 233, 235-238).

● Архим. Рафаил (Карелин): «Даже безумие и сумасшествие - это не отсутствие ума в душе, а повреждение той пограничной области между душой и материей, где происходит восприятие и усвоение внешней информации и ответная реакция организма на внешние раздражители, где образуется профористическое слово; безумие поражает не ум, а систему сигнальной связи - инструмент души» (17: 105).

● Архим. Иоанн (Крестьянкин): Органом тела, с помощью которого душа производит свою мыслительную работу, является мозг[3]. Центральным органом чувства принято считать сердце. Оно является мерилом того, что нам приятно или неприятно. Сердце естественно рассматривать, как некий центр жизни человека, центр, в котором вмещается все, что входит в душу совне, из которого исходит все, что обнаруживается душею вовне. Желаниями человека руководит воля, которая не имеет для себя вещественного органа в нашем теле, а орудия для исполнения ее предначертаний, это наши члены, приводимые в движение при помощи мускулов и нервов» (18: 11, 12, со ссылкой на: Творения свт. Феофана Затворника. Вып. 8, пис. 1462, с. 211-213).

● Протопресвитер Михаил Помазанский: «Состояния тела отражаются на душевной деятельности, могут ослаблять и даже извращать ее, например, при болезни, старости или опьянении. Рассматривая эти явления, отцы Церкви часто пользуются сравнением тела с орудием, находящимся в управлении. Различная степень проявления души в теле свидетельствует лишь о превратности орудия - тела. Неблагоприятные для проявления души состояния тела можно сравнить с внезапной бурей на море, которая мешает кормчему проявить свое искусство, но не доказывает его отсутствия; примером может также служить расстроенная лира, из которой и самый искусный музыкант не извлечет стройных звуков (Лактанций); так и плохие кони не дают возможности наезднику показать свое умение (блж. Феодорит)» (19: 108).

Прот. Николай Малиновский: «Существование отношения между душевными явлениями и телесными состояниями не доказывает, что первые производятся или порождаются последними, то есть не предполагает непременно причинную связь между ними ... Утверждение же, на основании зависимости душевных явлений от отправлений тела, что душевные явления суть не что иное, как деятельность телесных органов, и особенно мозга, подобна тому, как если бы стали утверждать, что игра, например, на фортепиано есть деятельность самих клавишей и струн, так как играющий, очевидно, находится в зависимости от инструмента, на котором играет, и если струны порваны или расстроены, то он производит только диссонанс. Как играющий не одно и то же со своим инструментом, так должно различать душу с ее способностями, как самостоятельное начало душевных явлений, от органа, в зависимости от которого совершаются внешние проявления деятельности и самой души и ее способностей. Без признания же бытия такого начала от телесных отправлений и, в частности, мозга и нервной системы необъяснимо ни одно из проявлений душевной жизни. Даже происхождение чувственных ощущений, то есть самой простой и первоначальной деятельности души, нельзя объяснить из предшествующих физических и физиологических процессов, - без участия таинственного нечто (души), совершенного отличного от нервов и по отношению к ним самостоятельного ... Наряду с наблюдениями зависимости духовных явлений от тела существует много наблюдений противоположных, - примеров сильного и неотразимого влияния души на тело. При отрицании самостоятельного, отличного от тела, оживляющего и образующего тело, духовного начала явлений этого рода, очевидно совершенно необъяснимы. Но они вполне понятны, когда признается бытие соединенного с телом самостоятельного духовного начала. Человек и создан Творцом телесно-духовным существом, а потому и все его отправления, пока он живет на земле, носят на себе характер этой телесно - духовности, посему и душа, и тело взаимно действуют друг на друга» (20: 186, 187).

● Прот. Николай Благоразумов: «Древним учителям Церкви не трудно было разрешать и те недоумения, которые обычно вызывались (и вызываются ныне) у сторонников материализма на основании ненормальных, или неправильных проявлений души во время определенного рода состояний тела, например, во время опьянения, обморока, умопомешательства и т. п. Душа - рассуждает Исидор Пелусиот (подвизавшийся но горе близ г. Пелусия  - при одном из рукавов Нила, ученик святого Иоанна Златоуста), - уподобляется в это время кормчему, застигнутому морским волнением, или утопающему, который уносится туда, куда гонит его волна. Но это показывает не то, что душа не бессмертна, а только то, что имеются препятствия для ее деятельности. Ибо и наилучший музыкант не в состоянии сыграть стройной песни, если будет расстроена лира или если бы он упал в море (in lib. IV Epist. 125; ср. Феодорит Epitom. div. decret. c. 9de anima)» (21: 229).

● Свщ. Григорий Дьяченко: «"Что такое душа, которая должна бредить при лихорадке, которую веселит стакан вина, а два стакана одуряют, которую усыпляют и лишают сознания несколько центиграммов опиума или гашиша, которую ведет часто к превратным суждениям малейшее расстройство в организме? Что же такое эти столь прославляемые свобода, произвольность, самосознание, высокая способность мыслить? Не есть ли скорее эта душа только мозг с его свойствами?" Таковы аргумент и окончательное заключение торжественно провозглашаемые материалистической школой в подтверждение своего учения. Легко доказать, что это далеко несерьезный и в сущности ребяческий аргумент. Мы говорим, что анимический элемент (то есть духовный) не может обойтись без специального орудия, органа, как для того, чтобы вступить в сношения с здешним миром, так и для того, чтобы проявляться в этом последнем. Отсюда, очевидно, вытекает, что если, по какой - либо причине, это орудие будет или плохо устроено, или временно повреждено или расстроено, то сношения анимического элемента с внешним миром, а также его внешние проявления и отношения его к самому себе будут извращены ... Несколько центиграммов сантонина, принятых внутрь, окрашивают для нас все предметы в желтый цвет; если бы мы не знали этого свойства сантонина и если бы возле нас не было никого, кто мог бы сказать нам, что цвет предметов не изменился, то мы стали бы утверждать, что все в природе пожелтело. Следует ли из этого, что сантонин действует на душу и вводит ее в заблуждение  при восприятии цветов? И следует ли в особенности из этого, что видит глаз, а не душа с помощью глаза? Алкоголь, опиум, гашиш, белладонна ... различные яды, одним словом, действуют каждый особым образом на органы чувств или на орган мысли, вызывают в нем особые расстройства, искажают его функции на более или менее долгое время или даже навсегда. Те же самые или, по крайней мере, подобные же расстройства могут происходить сами собой, т. е. от неизвестной нам причины... (см. у Густава Гирна: «Анализ вселенной», М. 1898 г., с. 404-406)» (22: 44-46, разд. «Решение возражений против разумности души материалистов, указывающих на  то, что есть душевные болезни»);

«...Установлено, что в головном мозге постоянно происходят материальные модификации, которые обозначают выражением "молекурярные деятельности", и что действия ума всякого индивидуума тесно связана с упомянутым мозговым молекулярным воздействием. Но отождествлять эти две деятельности, происходящие или идущие параллельно, было бы грубым заблуждением. Следующий пример послужит иллюстрацией. Мы знаем, что никакая телеграфическая депеша не может быть передана без одновременного химического процесса. Но то, что говорится в депеши, не может никаким образом быть рассматриваемо как функция электро - химического действия. То же самое и еще с большим основанием следует сказать относительно головного мозга  и мысли. Головной мозг, это  - не сам ум, а есть не что иное, как орган (И. Панаев. Свет жизни. Спб. 1893 г., с. 82, 83)» (22: 46, 47, разд. «Мозг есть только орудие мысли, а не производитель ее»);

«"...если мы видим, что разумность возвращается в мозг и лицо, когда им возвращена насыщенная кислородом кровь, без которой они не могли бы совершить своих отправлений, - было бы несправедливо видеть в этом доказательство, что сознание и разумность заключаются в кислороде крови или мозговом веществе. Жизненные механизмы пассивны, как мертвые механизмы, и те и другие выражают или обнаруживают идею, их задумавшую и создавшую". Тот же физиолог часто повторял выражение: "вещество обнаруживает явления, которых оно не производит". Другой физиолог, Дюбуа-Реймон, в своей знаменитой речи на конгрессе немецких естествоиспытателей в Лейпциге сказал о сознании человека, между прочим, следующее: "Никоим образом не видно, как из совокупности действия атомов может возникнуть сознание. Если б я захотел придать самим атомам сознание, то все-таки и сознание вообще не было бы объяснено, и ничего не выигралось бы для понимания единичного сознания в неделимости". Цитированные только что мнения двух светил науки рельефно обнаруживают полную несостоятельность физиологии в деле объяснения сознания и вообще психических феноменов в человеке (см. соч. проф. д-ра А. Шилтова «О бессмертии души», Москва, изд. 2-е, 1898 г., с. 8, 9)» (22: 47, 48, разд. «Полная несостоятельность физиологии в деле объяснения сознания в человеке»).

● Свщ. Павел Флоренский: «Уже поверхностный взгляд указывает на естественное расчленение человеческого тела на голову, грудь и живот, причем каждая из частей, взятая как целое, может быть принимаема за единый орган. В животе сосредотачиваются отправления питательные и воспроизводительные, в груди - чувствования и, наконец, в голове - жизнь сознания. Нервная система, - это, в плоскости эмпирии, ближайшим образом наше тело -,- нервная система имеет в этих трех органах свои центра и, насколько можно догадываться при современном состоянии знания, эти центры суть именно центры указанных выше деятельностей[4]. Но дело - не в них, а в том, что жизнь каждого из органов, - головы, груди и живота -, соответственной тренировкой может быть углублена, и тогда человек бывает мистиком соответственного органа. Правильное развитие всех органов, под главенством того, с которым по преимуществу связана человеческая личность, т. е. груди, - такова мистика нормальная, и она достигается не иначе, как в благодатной среде церковности ... Итак, мистика церковная есть мистика груди. Но центром груди издревле считалось сердце, по крайней мере орган, называемый этим именем. Если грудь - средоточие тела, то сердце - средоточие груди. И к сердцу издревле обращалось все внимание церковной мистики» (Письмо девятое: Тварь) (23: 266, 267).

● Свщ. Сергий Филимонов: «Существует тесная связь между духом и мозговой деятельностью. Всякая духовная деятельность связана с мозговой; всякая мозговая деятельность имеет духовный аспект. Человеческая душа, используя мозг, замутненный болезнью или пребывающий в состоянии опьянения, не сможет рассуждать здраво. Так же как и самый великий музыкант не смог бы исполнить шедевр на разбитом фортепиано. Душа не будет свободна в своем выборе, если ее парализует плохая работа организма. Существует разрываемая только смертью органичная связь между душой и телом» (24: 14).

● Е. Тихомиров: «Говорить, как говорят материалисты, что мозг мыслит и ощущает, - все равно, что говорить: играет скрипка или флейта, но не музыкант. Без музыканта скрипка или флейта не могли бы издать ни одного звука; и без души мозг, несмотря на все возбуждения извне, не мог бы производить мышления и ощущения» (25: 61).

● Русский религиозный философ П. Д. Юркевич полагает, что голова или головной мозг человека является: а) важнейшим органом душевной (имеется в виду психической - П.Д.) жизни (4: 73); б) необходимым[5] и непосредственным телесным органом души (4: 76, 78, 79); в) местом, где сознательная деятельность души имеет свой непосредственный орган, и местом душевных действий (4: 78).

Вторым непосредственным органом душевной деятельности П.Д. Юркевич считает сердце (4: 78- 81). При этом «тело есть целесообразный орган души не по одной своей части, но по всецелому своему составу и устроению» (4: 78), а «душа как основа известных нам сознательных психических явлений[6] имеет своим ближайшим органом сердце, хотя её сознательная жизнь обнаруживает себя под условием деятельности головного мозга» (4: 79, 80).

Иначе говоря, мозг и сердце по П.Д. Юркевичу, являются двумя телесными органами души, деятельность которых необходима для сознательных психических процессов.

О том, что мозг является необходимым органом души для проявления ее способностей, также писали свт. Иоанн Златоуст: «Мозг служит источником всех ощущений» (цит. по 27: 43, со ссылкой на: Из XI бесед. К Ант. Нар. Хр. Чт. 1838. II 163), прп. Иоанн Дамаскин: «Орган чувственности есть передний желудочек мозга» (цит. по 27: 43, со ссылкой на: Изд. пр. вер. кн. 2. гл.17) и другие авторы.

СПИСОК ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Добротолюбие / пер. с греч. Свт. Феофана Затворника: В 5-ти тт. - Т. 5. - М.: Изд-е Сретенского мон-ря, 2004.

2. Игнатий (Брянчанинов), свт., еп. Ставропольский и Кавказский. Жизнь и смерть: Слово о человеке. Слово о смерти. - М.: Издат. Совет РПЦ; ДАРЪ, 2005.

3. Загробная жизнь. Труд монаха Митрофана. - Киев: Радуга, 1991.

4. Юркевич П. Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению слова Божия. Философские произведения. - М.: Правда, 1990.

5. Святоотеческая хрестоматия / сост. прот. Н. Благоразумов. - М.: Круг чтения, 2001.

6. Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Православное догматическое

богословiе:  в  2-х  тт.  -  Т.  1.  -  2-е  изд.  - Черниговъ: Типографiя Ильинскаго

монастыря, 1865.

7. Добротолюбие / пер. с греч. Свт. Феофана Затворника: В 5-ти тт. - Т. 5. - М.: Изд-е Сретенского мон-ря, 2004.

8. Иже во святых отца нашего святителя Григория, епископа Нисского. Об устроении человека / пер. В. М. Лурье; под ред. А. Л. Берлинского. -  СПб.: АХIОМА, 1995.

9. Феофан Затворник, свт. Письма. -  Вып. V.  - Письмо 896. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.pagez.ru/olb/feofan1/0896.php, свободный. - Загл. с экрана.

10. Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? - М.: 1999.

11. Мудрые советы святителя Феофана Затворника из Вышенского Затвора. С приложением Симфонии по письмам святителя / сост. А. Бобров - М.: Правило веры, 1998.

12. Лука (Войно-Ясенецкий), свт. Наука и религия. Дух, душа и тело. - Троицкое слово; Феникс, 2001.

13. Толковый словарь русского языка/ под ред. проф. Д. Н. Ушакова: в 4-х т. - Т. 2. - М.: Гос. изд. иностр. и нац. словарей, 1938.

14. Дьяченко Г., прот. Вера, Надежда, Любовь. Катехизические поучения:  в 3-х тт. - Т. 1 - М.: Донской монастырь; АРП Инт. Ко, 1993.

15. Немесий, еп.  Эмесский. О природе человека // Учителя неразделенной церкви. - М.: Учебно-информационный экуменический центр апостола Павла; МГУ, 1996.

16. Сильвестр (Малеванский), еп. Каневский. Опытъ  Православнаго догматическаго богословiя (с историческимъ изложенiемъ догматовъ): в 5-ти тт. - Т. 3. -  2-е изд. - Киев: Типографiя Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, 1889.

17. Рафаил (Карелин), архим. Тайна спасения. Беседы о духовной жизни. Из воспоминаний. - М.: Изд. Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2002.

18. Размышления о бессмертной душе. О естестве и назначении души / Сост. Иоанн (Крестьянкин), архим. - Псков: Свято-Успенский Псково-Печерский  мон-рь, 1999.

19. Помазанский М., протопр. Догматическое богословие. - Клин: Христианская жизнь, 2001.

20. Малиновский Н., свящ. Православное догматическое богословiе: в 4-х тт. - Т. 2. - Ч. 2.: Ученiе о Боге Творце и Промыслителе мiра. - Предъустроенiе Богомъ человеческаго спасенiя. - Ставрополь, 1902.

21. Святоотеческая хрестоматия / сост. прот. Н. Благоразумов. - М.: Круг чтения, 2001.

22. Дьяченко Г., свящ. Тайная жизнь души. Бессознательное. - М.: Отдых христианина, 2001.

23. Флоренский П., свщ. Столп и утверждение истины: Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах. - М.: Лепта, 2002.

24. Филимонов С., свящ. Церковь, больница, больной. - М.: Общ-во свт. Василия

Великого, 2001.

25. Тихомиров Е. Загробная жизнь или последняя участь человека. - Ч. 1 - М., 1995.

26. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. - 7-е изд., перераб. и доп. - М.: Республика, 2001.

27. Систематический свод учения св. отцов Церкви о душе человеческой/ Сост. Прот. Стефаном Кашменским // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. - Вып. 3. - Пермь: Панагия, 2002.

 



[1] Слово «орган» в русском языке означает как часть организма с особыми функциями и структурой, так и орудие, инструмент, средство (13: 844. См. «Орган»). Поскольку вещественные мозг и сердце, так же как и тело в целом (о которых в различной литературе говорится, что они являются органами души) не могут являться частью невещественной души, то применительно к ним выражение «орган души», очевидно, имеет значение инструмента, орудия или средства для проявления способностей души в человеке, или которым пользуется невещественная душа для своего проявления в вещественном мире.

[2] Телесное сердце рассматривается одними авторами, как орган, соучаствующий душе в производстве только чувств, а другими - чувств и мыслей вместе. В настоящей работе не проводится анализ концепции сердца в православной антропологии. Здесь лишь представлены некоторые мнения о сердце, как телесном органе, соучаствующем в проявлении душою своих способностей.

[3] Отметим некоторую условность в разделении ответственности телесных органов (мозга и сердца) за мысли и чувства, поскольку их деятельность связана друг с другом и одна без другой невозможна.

[4] «В древности учение о трех-составности человеческого тела в связи с трехсоставностью души считалось определенно решенным: достаточно напомнить хотя бы учения Платона, Аристотеля и др. Но это же решение содержалось и впоследствии... "Достоит знать, что природа устроила три главнейшие вместилища трисоставной души, т. е. ее ума, чувства и хотения: череп для ума, сердце для чувства и печень для хотения. Начало же их - сердце"» (76: 730, 731, со ссылкой на другие источники).    

[5] Головной мозг является необходимым условием для рождения душою ощущений, чувств, мыслей и желаний только при определенном состоянии души, а именно - при ее соединении с телом. Как уже отмечалось ранее, после смерти тела и, в частности, мозга, в душе сохраняются способности к размышлениям, чувствам, желаниям.

[6] Из слов: «душа как основа известных нам сознательных психических явлений» можно предположить, что П.Д. Юркевич не отождествляет понятия «душа» и «психика».

СМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. М.Яблоков : Re: Общие аспекты психики человека (или что такое психика) с точки зрения христианской антропологии
2017-09-30 в 10:38

Какой вывод из всего этого?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме