Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Последняя тетрадь

Протоиерей  Евгений  Юшков, Русская народная линия

20.04.2017


Главы из книги …

 

 

Родился 16 января 1937 г. в Нижнем Новгороде. Один из пяти братьев, последовавших служению вслед за отцом, священником Русской Православной Церкви. Окончил Горьковское художественное училище. Провёл несколько персональных выставок. Автор книг «Моё поле», «Фиваида», «В той стране», «Душа моя», «Глас хвалы», «Моя родная Карповка», «Лампада моя тлеет...»

 

Продолжение. Начало см. «Вертикали. ХХI век» № 45, 47, 48, 49 - 2015, 2016 гг.

 

 

***

Воскресенье 31 янв. 2016 г.

Есть такие евангельские слова: «...если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, ст. 20)

Какие строгие слова. Если задумаешься, то можно немало опечалиться. Видите, выходит, что даже для аккуратного христианина может оказаться недостаточным выполнение заповедей, молитвословий, каких-либо правил, то есть если по «букве закона», как у «книжников и фарисеев»...

Следует здесь потрудиться разобраться, чтобы прояснить, но для этого нужны крепкие знания Священного Писания и толковников и еще память. Ни того, ни другого у меня нет, но, как говорят, «навскидку» хочется сказать известную, но, кажется, подходящую фразу, сказанную Самим Богом еще в Ветхом Завете: «Сыне, даждь Ми твое сердце». Не правда ли, что с «отданным Богу сердцем» все остальное и по «букве закона» выполняемое будет проще, и, наверное, «праведность книжников и фарисеев будет превзойдена», хотя это не человеку судить, это Господь рассудит.

Пару дней назад попалась мне статья известного писателя и публициста: в рубрике «О Женщине» под названием «Вечный женский вопрос». Самое неожиданное в статье оказалось, что автор возводит женщину на самый высокий пьедестал - сравнивает ее с Богородицею... и показывает, куда может низвергнуться женщина, если она отвергнет Бога. Разумеется, это уже касается общества в целом, если оно (общество) пестует в ней на протяжении многих десятилетий разрушительные идеи, хотя внешне это может выглядеть как «справедливость», как «утверждение правды».

Автор в начале статьи приводит французскую поговорку, которая по-русски означает: «Ищите женщину», только ищите ее не «по-французски», а на другом уровне поисков, претензий и желаний... Ищите женщину там, где она осталась, и в том, что составляет ее природное предназначение».

Далее говорится о книге столетней давности, забытой как книги, так и ее автора - писательницы Н.А. Лухмановой. Забытых напрочь, если бы не авторитет В.В. Розанова, написавшего о книге замечательную статью и выразившего пожелание переиздать, в силу ее, книги, злободневности, искренности, «со знанием проблемы и предмета разговора, с указанием на главные потери и на истоки этих потерь в женщине...»

Вот лишь один отрывок (не забудем, что писано это женщиной):

«Душа, мысль и спокойствие исчезли с лица современной женщины, а с ними исчезла и духовная прелесть, составляющая настоящую красоту женщин. Тревога, жадность, неуверенность в себе, погоня за модой и наслаждениями исказили, стерли красоту женщин. Прибавьте к этому чуть не поголовное малокровие, нервозность, доходящую до истеричности, фантазию, граничащую с психопатиею, и новый бюрократический труд, к которому так стремится современная женщина... и, глядя на портреты прабабушек, говоришь: «какие красивые лица». Любуясь витриной модного фотографа наших дней, восклицаешь: «какие хорошие мордочки».

«Быть может, самая большая беда женщины (и вина, и беда) - она не помнит себя, не подозревает, чем ей предстояло быть, если бы не произошли в ее  психологии необратимые процессы. Бессознательно она нащупывает в себе еще не отмершее совсем... что-то вроде носимого в себе... прообраза богородичного склада.

Вынашивая плод, любя мужчину, воспитывая детей, то есть материнствуя, женствуя, учительствуя, она словно бы делала все это не от себя только, но в согласии с проведенным через нее заветом. Эти отзвуки и отсветы богородичности должны все же являться женщине время от времени неожиданной и страстной тоской по самой себе; они должны являться даже самым потерянным и отпетым, и им, быть может, чаще и болезненней».

«Женщина (девушка) стерлась, продолжается мысль В. Розанова. От нее осталось платье, под которым менее интересный, чем платье, человек... и слово «мордочка» - это предмет не насмешки, но скорее рыдания; и оплакиваемое здесь - не женщина только, но вся наша цивилизация...» (Валентин Распутин «У нас остается Россия» М. Институт рус. цивилизации, 2015 г.)

А далее можно вспоминать и ругать (или сочувствовать) таким женщинам, которые утратили не только «богородичные штрихи», но и просто человеческие. Революционерки, «оформившие» в сознании многих последующих поколений идеи эмансипации. Вера Засулич, стрелявшая в петербургского градоначальника, Софья Перовская, руководившая убийством царя, («Геся Гельфман, участница этого покушения, в момент убийства была беременна»). Невозможно отстраниться от логически навязчивой мысли: кого родит такая мама. И еще можно, повспоминав, найти немало имен с подобными «добродетелями», дела которых оставили заметный след в нашей истории - плоды которых оказались не созидательны

Женщина же, о которой печалится Валентин Григорьевич Распутин, «семейная», изначально роль ее - созидать. «В крестьянской стране роль женщины, естественно, была не гражданская, не государственная, а семейная, и по складу характера русской женщины - жертвенная».

И если сегодня в нашем обществе начинает проявляться с этим качеством, с этой добродетелью ЖЕНЩИНА, то теплится надежда, что сквозь сумрак мира сего виден просвет, с дороги к которому надо бы не сворачивать.


 

***

Это для «сопротивных» христианок, которые

от мужей всегда чего-то требуют...

 

Недавно меня приятно поразило высказывание одной женщины по поводу старинных обычаев русского уклада, в частности, рассказ о девушке-невесте, снаряжаемой подругами в замужество. Это слышала она по радио «Образ» и сильно удивлялась глубокому осмыслению обряда.

Больше всего рассказчице открылось, как невеста начинает быть «подвластной» жениху (завтрашнему мужу), когда с нее снимается белая широкая лента, которую носит девушка, будучи свободной (она как бы поддерживает волосы и обозначает ее девичество). И вот ее снимают... девушка оплакивает свою прежнюю независимую жизнь и дает согласие с этого момента на подвластность жениху - мужу... Ее воля перестает быть. Начинается семья, где глава - муж, а мужу глава - Христос.


 

***

Есть такие евангельские слова: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы. Услышав это некоторые из фарисеев, бывших с Ним, сказали Ему: неужели и мы слепы? Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас».

(Так заканчивается глава 9ая от Иоанна)

Выходит, что слепорожденный своей от рождения и до зрелого возраста скорбью и ущербностью (сам того не подозревая) достиг святости или во всяком случае рассуждения - «богомыслия» более, чем ученые фарисеи, верящие по «букве закона», а не по сердцу, не по любви. Ну, а к нам эта притча относится? Мы зрячи, или мы слепы?..

Вот, читая в «Радонеже» мысли-рассуждения проф. Алексия Ильича Осипова, можно очень даже усомниться в своей зрячести.

Статья называется «Корабль спасения». Мы знаем: это Церковь Христова - Единая Соборная Апостольская... Мы знаем, что Ей принадлежим, милостию Божией.., но, говорит богослов Алексий Осипов, «нужно отметить, что Она - Церковь, имеет внешнюю сторону и внутреннюю. Так же, как и каждый человек: одно дело - его тело, даже интеллект,  психика, и другое дело - состояние его души».

Состояние души у «героев» притчи, как мы видим, совершенно разное. Один благодарит (еще не знает точно, Кого надо благодарить) и сильно удивляется: «слыханное ли дело слепорожденного сделать зрячим», а другие говорят: «нарушил субботу», т. е. живут по букве закона, не размышляя, и не видя перед собой человека и его радость, а если и «видят», то только как «момент преткновения об эту же «букву закона» - нам главное разобраться - почему нарушена суббота, а ты сам нам неинтересен.

Но это было тогда, когда был Закон Моисеев. А у нас закон Христов. У нас Христова Церковь с Ее Таинствами, Крестом и Евангелием, Которое не перестает нас учить и назидать.


 

***

За что я люблю Осипова?

Осиповых много. Конечно же, Осипова - богослова, профессора МДА Алексия Ильича. За то или потому что он утверждает Новозаветные - Христовы установки, а не Ветхозаветные - фарисейские, которые как ни странно, еще не кончились и живут в наших храмах, и мы, батюшки, неоднократно читая евангельские «преткновения» о субботе, вновь и вновь мыслим и действуем по-фарисейски, нимало не смущаясь и оставаясь в «правоте» предписаний (не Христовых, а чьих-то поздних учителей, м. б. и достойных), но все же не Христовых - видящих сердце человека. Человеку не под силу обладать таким видением, за очень редким исключением святых людей, но священник может и должен быть внимательнее... смотреть и видеть лицо - фигуру человека, как он смотрит, как стоит, как подходит. Каково его душевное состояние? (Нездоров, немощен, стар).

Вот пример наглядный. Прихожанка одного из Борских храмов вдруг видит однажды в храме человека - бывшего ее учителя, которому за девяносто лет перевалило, и с радостью к нему подходит, называет по имени (напоминает, что она училась у него) и говорит:

- Вы пришли в Храм?

- Да, я, бывает, захожу.

- Вы исповедовались? Причащались?

- Нет, нет, а надо бы.

А сам несмелый, как бы «скованный». (Ясно, что враг не пускает. «Советский налет» не кончается, нужна помощь чья-нибудь, а дерзновения к батюшке подойти нет).  Она это чувствует. А на солее батюшка с крестом вышел, а народу-то мало, и бежит она к батюшке и объясняет ему:

- Вот человек, известный в городе, ветеран (называет по имени, отчеству и фамилии и кивает); вон, он там вдали стоит...

Батюшка видит и говорит:

- Скажи ему, чтобы три дня постился, все прочитал и пусть приходит...

Мне, - говорит прихожанка, - сильно поплохело. Я думала, он его позовет или к нему подойдет... Ведь пришел же человек в Церковь!..

А потом прошел год или два, а может больше (ему сейчас 95 лет).

Я болела сама и долго не ходила в  храм, а тут как-то снова его увидела и снова кинулась к нему с тем же вопросом. Выяснилось, что он тоже болел и долго... И так и не осуществил до сих пор своего намерения исповедаться и причаститься... А шагнул бы батюшка навстречу старику - и на другой день причастил бы, было бы достойно, по-Евангельски.

А вот другой пример. Нормальный, не фарисейский, а «по сердцу»...

Человек молодой, бывший «зависимый», а может и сейчас еще не освободившийся... (я с ним знаком, встречался три раза). Звонит мне его мама, заботящаяся о нем, как о школьнике, (а у него есть жена и уже двое детей), и панически сообщает:

- Батюшка, мой сын пришел в Церковь (тоже в одну из Борских), всю службу просидел на лавке в конце храма, а когда батюшка вышел с Чашей и стал причащать, в конце, самый последний, подошел, и он... и батюшка его причастил... Он ничего не читал, он не исповедался... Что же? Как же? Мне что-то надо, может быть, сделать?..

Говорю, что делать тебе ничего не надо, кроме как благодарить Бога... Батюшка, наверное, увидел в лице его, сына твоего, в глазах его  «пропасть» - «бездну», отчаяние  и подал ему «спасительную руку» - Тело Христово! И человек, сын твой, остался жив... Мы не можем утверждать окончательно.., но батюшка поступил верно,.. по-Евангельски, не по «букве закона».

Понятно, что это случай исключительный и понятно, что это не норма, но также понятно, что «нет правил без исключений». И Давид ел хлебы предложения, которые только для священников, и разбойник спасен был не по правилам.


 

***

На днях мне позвонил Николай Павлович Мидов и поздравил с появлением книги «Лампада моя тлеет», хотя подарена она ему в октябре того года. Он, видимо, почитал ее повнимательнее и отметил, что она добротнее предыдущих, и назвал меня «православным писателем». Я отшутился и стал ему рассказывать, как оплошал на вручении мне Диплома в номинации «Публицистика» за эту самую книгу в Нижегородской областной организации Союза писателей России. Получилось так, что я совершенно не подготовлен был, к такому знаку, и не представлял себе хода событий на собрании. И когда Валерий Викторович Сдобняков (главный редактор журнала «Вертикаль. XXI век»), памятуя о вечерней службе, на которую мне непременно следовало успеть, несколько пресек не совсем по его плану проходящие выступления знатных членов писательского союза, оговорившись о причине, стал зачитывать короткий текст высокой для меня награды, встав, чтобы благодарить, я был как школьник, не выучивший урок, вызванный к доске. Мне пришлось с этих слов и начать:

- Я должен что-то говорить?..

- Наверное! - сказал Валерий Викторович.

«Склеенные» на ходу слова, в общем-то, правильные, но слишком уж вялы и общи, хотя искренни:

- Молитвами родителей, и вот теперь стараниями Валерия Викторовича Сдобнякова, мои посильные труды по подготовке к проповедям, которые я старался записывать, вылились в книгу, и если она оказалась интересна, и не только церковным, то я естественно благодарен всем и рад, что какой-то результат обозначился, чего не произошло у меня на художественном поприще.

Но что же, наверное, я должен был сказать более пространно и более благодарно?

Не помню, кто мне звонил и благодарил за подаренную «Лампаду...» и упомянул о вступительной статье к ней Валерия Викторовича Сдобнякова, что он «о Вас так хорошо знает и отзывается». Перечитав статью, подтвердил для себя это высказанное мнение, хотя и по выходе книги, и в первом прочтении я мысленно и вслух благодарил Валерия, но в этот раз мне особенно запала мысль о том что: «книги писались перед очами отца». Я об этом не думал, но, наверное, так оно и было, хотя зрительно - словесно я бы эту мысль сам выразить не мог. Это взгляд человека (родственной души) со стороны. Вспомнилось мне такое же высказывание «про отца», и такое же дружеское и сердечное, моего старого и верного  друга Владимира Закамского из С-Петербурга. Он постоянно поминал отца моего, как будто он всегда знал его и дружил. (Он не видел его никогда. Только по фотографиям, по рисунку и по воспоминаниям моим). Меня всегда это приятно удивляло, и было необъяснимо. И вот теперь они слились в одном мнении, двое незнакомых людей, но совершенно точно определяющих, что все у нас от родителей, от их любви и молитв.

Но вернусь к Валерию Викторовичу. Он пишет в статье, что «имя священника Евгения... стало для меня почти родным...» Так бывает. У любящих литературу людей, наверное, особенно. Любить людей и хорошую литературу... Эта мысль подтвердилась сразу же, как я открыл маленький сборник стихов Татианы Антиповой, где во вступительной статье Валерий Викторович внимательно и с любовью «открывает» читателю очередного автора; незадолго до того так же представляя поэтов Николая Офитова и Анатолия Абрашкина, находя точные слова, называя одного «русским поэтом - крестьянским сыном», «плоть от плоти своей земли», и восхищаясь ученостью и сопричастностью с великими русскими поэтами другого.

Итак, Валерий Викторович Сдобняков спокойно, ровно и твердо ведет корабль под названием «Вертикаль. XXI век», на который как-то незаметно, как бы ненароком, посадил и меня... Надо же! И мы, выходит, что - плывем? И уверены - в правильном направлении. Ориентиры-то опробированы, и эпиграфы тверды, потому что Апостольские: «...сеющий в дух от духа пожнет...»

Дай-то Господи, чтобы было всегда так - соответственно Апостольским словам и никак более.

P.S. Помощники мои Галина и Ольга предложили пояснить: кто такой Николай Мидов. (Они его не знают и мол другие тоже могут не знать).

Николай Павлович Мидов - нижегородский известный художник-график, и не только график. Он уже заслуженный художник. Мы старые друзья. Главная его «знатность» (я где-то об этом упоминал) - он в советский период он создал гравюры, на которых изображены виды Нижнего Новгорода с храмами, которые были снесены. Ныне некоторые его «пророчества» возникли из-под асфальта и бетона той самой «светлой действительности».

Николай Мидов и сейчас трудится. Он издал альбом гравюр с видами Нижнего Новгорода.


 

***

...Меня удивляет, с какой легкостью и поспешностью, мы, священники, выносим «суд» тому или иному человеку, тому или иному случаю или происшествию.

В нашей родне у о. Геннадия (в Балахне) внезапно умер сын  Кирилл (41 год - остались жена и пять человек детей). Много было слез и рыданий. Особенно тяжко было видеть рыдание, именно рыдание, предпоследней дочки, семилетней, на кладбище, когда заколачивали гроб, и она оказалась отдельно стоящей и невыразимо трогательной в своей детской скорби и в очень взрослом понимании необратимости происходящего... Никто не может определить, как эта «внезапность» скажется в ее детском существе, а для меня, старика, эта «картина» - потрясение. Она возникает еще и еще, хотя прошло более двадцати дней, хочется надеяться, что дружная и молящаяся семья не отчается, милостию Божией и молитвами остальных родственников, во главе с дедом, отцом Геннадием, уврачуются раны болящего сердечка маленькой девочки - завтрашней школьницы...

И вот мы едем на пароме через неделю после похорон и встречаемся с батюшкой давно знакомым, и после нескольких дежурных фраз, на его вопрос: «как у тебя дела?», я ему выплескиваю эту нашу трагическую быль, и он сочувствует, естественно, и заостряет внимание на «внезапности смерти». (Это, впрочем, не он только. Сам отец покойного, отец Геннадий, когда я по телефону уточнял с ним организацию похорон, первым словом сказал: «Как умираем?», имея в виду ту же внезапность - ночью, в постели, в неведении, только врачебное ведение «конкретное»: «обширный инсульт».., и данные священнические опасения обоснованы, они всюду как предупреждение - внезапная смерть, без покаяния, у христианина вызывает духовную тревогу).

И батюшка спрашивает меня (с Геннадием он знаком, и сочувствие понятно):

- А покойный не священник?.. - Вот, может, ему надо было быть священником?

- Не знаю, - говорю, - знаю только, что до женитьбы он ездил с другом на Валаам и там сколько-то жил. Друг его там и остался, ныне, кажется, архимандрит...

- Вот,  ему надо было тоже остаться, и тогда было бы все по-другому...

Я, признаться, оторопел от такого заключения.., но говорю, ведь уже пять человек детей и жена любящая и его, и детей, и жизнь им дали, старший в армию должен идти, они что же Богом отвержены что ли?.. Мы не понимаем что ли,  что Господь свободу у человека не отбирает, а ведет, продолжает вести человека, даже если... а выбор человека очень даже нередко бывает ошибочным...

Его (покойного Кирилла) все любили, несмотря на его привычки и слабости. Он был добрый и любил людей... Я не успел сказать батюшке: «Вы, уж, помолитесь». Паром подошел к причалу. Его машина была первая к трапу... мой благодетель с машиной был в конце... Свойственная нам всем, и батюшкам тоже, суета не предполагает ни обстоятельных бесед, ни хорошего конца, но думается, что в тишине, в вечерних молитвах, уже сегодняшних, батюшка, конечно же, помянет новопреставленного, а завтра утром и за Божественной Литургией, и о здравии той, для батюшки неведомой девочки, рыдания которой, милостию Божией, должны смягчаться и превращаться в чистую молитву о дорогом папе... Разве можно детские потрясения списать на какие-то «если бы»? Нельзя. Маленький человек понес свой крест...

***

В издательстве «Вертикаль. ХХI век» вышло второе (значительно расширенное и переработанное) издание книги о. Евгения Юшкова «Последняя тетрадь». Заинтересованные читатели могут её приобрести (так же, как и номера журнала с публикациями), обратившись в редакцию по адресу: 603001, Нижний Новгород, ул. Рождественская, 19. Нижегородская областная организация Союза писателей России. Или по E-mail: vertikalXXI@yandex.ru                                                             

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. М.Яблоков : Re: Последняя тетрадь
2017-04-20 в 07:56

С чего это Вы решили, что ветхозаветные установки - фарисейские?! Ветхий Завет Богом установлен, а фарисеи - это секта, к Ветхому Завету неимеющая отношение. Иначе, хуля т.о. Ветхий Завет, Вы сами превращаетесь в секту гностиков-маркионитов. Или Вы не знаете, что все наше православное богослужение на Ветхом Завете основано? Псалтирь, Исаия, Иезекииль и пр. Вспомните Великий покаянный канон Андрея Критского хотя бы... Не надо православным осиповщину проповедовать!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме