Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Анна Якшич Глинская. Внучка Сербского воеводы, бабушка Грозного Русского Царя

Ранко  Гойкович, Русская народная линия

Иоанн Грозный и Григорий Распутин / 18.04.2017


Глава из книги «Знаменитые сербы в Русской истории» …

Предлагаем вниманию читателей очередную главу книги нашего друга и постоянного автора Ранко Гойковича «Знаменитые сербы в Русской истории». Ранее мы публиковали переводы пяти глав этой книги: «Семен Гаврилович Зорич в исторической судьбе Белой Руси»«Милорадовичи», «Иоанны Шевичи - дед и внук», «Герой Баязета Фёдор Эдуардович Штоквич» и «Николай Антонинович Княжевич. Последний губернатор Тавриды».

 

Любой справочник, начинающий разговор об Иоанне Васильевиче, упоминает о том, что в числе предков первого русского Царя была византийская принцесса, Софья Палеолог, а мать, великая княгиня Елена, происходила от Мамая, считавшегося родоначальником литовских князей Глинских. При этом о происхождении бабушки по его матери, Анне Якшич, говорится мало (а то и вовсе ничего), да и сама же она чаще всего упоминается лишь в контексте «великого пожара» Москвы и последовавшего вслед за ним мятежа (1547).

О происхождении Анны не знают ни "Русская родословная книга" князя Лобанова-Ростовского, ни корифеи российской дореволюционной исторической науки, ни советские исследователи.

Завесу неизвестности приоткрывает Н.Ю.Селищев, опирающийся на труды сербского историка-византиниста Станое Станоевича. И вот статья Николая Юрьевича, буквально лет 10 назад появившаяся в сети, «кочует» по историческим интернет-форумам, восполняя этот досадный пробел.

Между тем, для сербских любителей истории давно и хорошо известно, что  Анна, мать княгини Елены Глинской и, следовательно, бабушка царя Ивана Грозного, была потомком воеводы Якши, служившего последнему правителю средневековой Сербии, деспоту Джюраю (Георгию) Бранковичу, внуку святого князя Лазаря.

 

Якшичи

После окончательного покорения османами Сербии Якша с сыновьями продолжили борьбу с турками. Вместе крупным по тем временам войском, состоявшим из тысячи воинов, Якшичи храбро сражались на стороне Венгрии.

Венгерский король Матиаш (Матвей) Корвин в 1464 году разрешил Якшичам поселиться в Трансильвании, где сербские воеводы воздвигли мощный замок, завели торговый флот по рекам, стали центром притяжения всех тех, кто бежал из порабощённых турками сербских краёв. Так, осенью 1481 года венгерское войско (передовым отрядом которого командовал сын Димитрия Якшича, Йован) дошло вглубь Сербии до города Крушевац, выведя в Трансильванию из-под османского ярма до пятидесяти тысяч сербов.

В конечном итоге, к концу XV века вокруг замка Якшичей обустроилось уже более восьмидесяти сербских сёл. Состоя в родстве с Бранковичами, Якша и его сыновья Стефан и Митар (Дмитрий) строили планы возрождения Сербской державы. Однако, катастрофа под Мохачем, когда Сулейман Великолепный нанёс сокрушительное поражение армии христиан, сделала эти надежды несбыточными.

Стефан, отец Анны Якшич, воспет в сербской народной поэзии. В одном из сражений туркам удалось схватить Стефана и отвезти его в Стамбул. Сербский воевода произвёл впечатление на султана, и тот предложил ему - в случае принятия ислама - титул визиря Боснии. Вот, как в народной поэзии отражается ответ Стефана Якшича:

«Царь турецкий в мире сем владыка,

Только турком всё равно я никогда не стану.

И ни от креста не отрекусь я,

И ни от Христовой веры.

Не усаживай меня за свой султанский стол роскошный,

И не предлагай все блага света,

Лучше я за веру буду предан казни»...

Вот, как говорится, «из какого теста» была сделана Анна Якшич, воспитывавшая, наряду с митр. Макарием, рано осиротевшего будущего Грозного Царя.

Сербско-венгерская дворянка вышла замуж за князя Василия Львовича Глинского, родив ему в числе прочих, дочь Елену, которой суждено будет стать супругой великого князя Василия III и матерью царя Ивана IV Грозного.

Как уже упоминалось выше, об Анне Якшич Глинской чаще всего упоминают лишь в связи со знаменитым Московским пожаром 1547 г.

 

Пожар

Бояре, интриговавшие против Глинских, чьё влияние после венчания Иоанна на царствие ещё больше усилилось, подстрекали народ, указывая на родичей матери молодого царя, как на виновников пожара.

Тогда царь Иоанн велел начать расследование. Когда князья Шуйские приехали в Кремль, собрали народ и стали спрашивать: «кто зажигал Москву?», то из толпы подученные «свидетели», начали выкрикивать: «княгиня Анна с детьми волхвовала, вынимала сердца человеческие, да клала их в воду, да тою водою, ездя по городу, кропила - оттого Москва и выгорела».

Во время разразившегося мятежа был убит родной дядя царя, Юрий Васильевич, который пытался было укрыться в Успенском соборе. Восставшие не удовлетворились убийством Юрия и явились в село Воробьёво, к царскому дворцу, требуя выдачи бабки царя Анны Якшич, и её сына Михаила, которые в то время, как полагали зачинщики мятежа, были спрятаны в покоях царя. В ответ на это, Иоанн велел схватить зачинщиков и казнить их. Это подействовало отрезвляюще, и собравшиеся разбежались по домам.

Сама же Анна Глинская с другим сыном, Михаилом Васильевичем, была в то время во Ржеве, полученном её сыном от царя в кормление. О том, что Анна Глинская пережила восстание 1547 года, свидетельствует вкладная книга Троице-Сергиева монастыря (Москва, 1987). Там имеется запись от 20 января 1544 г. о том, что кн. М. В. Глинский «с матерью своею княгинею Анною дали вкладу по брате своем князе Иване денег 137 рублев осмьнадцать алтын». Затем они же упоминаются в записи от 12 апреля 1553 года: «князь Михайло же Васильевич Глинской дал вкладу по матере своей княгине иноке Анисье денег 100 рублев».

Таким образом, бабушка Ивана Грозного умерла, скорее всего, в 1553 году, приняв до этого постриг под именем Анисьи. По тем временам сумма в 100 рублей составляла целое состояние.

Тогда, после пожара, Шуйские добились части своих планов - Глинские были повержены. Однако же, всё произошедшее глубоко задело молодого царя. Чего стоят показные ритуальные почести, оказываемые государю теми, кто пытается - и исполняет свои замыслы весьма продуктивно - вершить «реальную политику».

 

Сербские святые в информационном пространстве Московского государства

Это несоответствие слов и дел потрясало молодого царя не меньше самого мятежа. Мы помним, что наряду с митрополитом Макарием, на формирование Иоанна Васильевича - как личности - не последнее влияние оказала именно Анна Якшич Глинская. Именно она познакомила пытливого юношу с сербским духовным и державообразующим учением святителя Саввы. Рассказала ему о расцвете Сербии эпохи династии Неманичей, а также и о гибели сербского царства и подвиге св. князя Лазаря.

Книги по сербской истории, а также законоположительные книги были хорошо знакомы москвичам, давно уже поддерживавшим культурные связи с Афоном. О своих впечатлениях от постижения истории Сербии Неманичей Иоанн Васильевич вспоминал в конце жизни:

«А как святой Савва оставил отца, мать, братьев, родню и друзей вместе со всем царством, знатью и взвалил на себя крест Христов, и какие монашеские подвиги он совершал! А как отец его Неманя, то есть Симеон, и мать его оставили царство и заменили пурпурное одеяние монашеской рясой, и как они после этого обрели утешение и радость!»

В Архангельском соборе Кремля царь Иван Грозный приказал написать, помимо святых общего календаря, и своих предков-правителей. Этот храм, по словам сербского исследователя Владимира Димитриевича, стал для него своеобразной «грамотой на царство».

Наряду с русскими государями в нём представлены и четверо «иноземцев»: Михаил VIII Палеолог, освободивший Константинополь от латинян в 1261 г., а также святые Симеон, Савва Сербский и святой великомученик косовский Лазарь. Этим Иван IV продемонстрировал, что ведёт происхождение как от Палеологов, последних царей ромейских, так и от Неманичей, сербских властелинов.

Особое внимание следует уделить распространённому при Иоанне IV Васильевиче культу св. кн. Лазаря, точнее, восприятию Косовской битвы в целом.

 Дело не только в понимании того - какое место в истории Христианства занимает это сражение, и не в том, что мученичество св.кн. Лазаря воспринималось именно как подтверждение подлинности веры, но и в том, что одним из центральных персонажей текста летописи является оклеветанный вельможа Милош Обилич.

Какой смысл на Руси в эпоху Ивана Грозного вкладывали в повесть о витязе, который сознательно жертвует собой, чтобы доказать, что он не предатель?

Ответ на этот вопрос находим в исследовании Владимира Димитриевича:

«Ивану Васильевичу всю жизнь пришлось бороться с неверными боярами, которые из эгоистических интересов были готовы ввергнуть Русь в пучину междоусобиц и конфликтов, последствием которых стал бы триумф центробежных сил и, в конце концов, распад государства. По словам Милована Витезовича, «своё княжеское правление, которое сразу было трансформировано в автократическое царствование, Иван IV начал с расправы над боярами, убившими посреди Успенского собора его дядю Юрия Глинского.

Этим он защитил и свою бабку Анну, которая взрастила в его душе почитание св. Саввы и князя Лазаря»».



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме