Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Спасение. Поклонение святому Пантелеимону

Светлана  Нелюбина, Русская народная линия

09.08.2017


Рассказ …

В 2000-м году в Москве были святые мощи - глава святого Пантелеимона-целителя. Уже во второй раз.

Любовь - женщина лет около пятидесяти. Как у всех современных русских, Православие было у ней не по воспитанию, а «в крови». Особенно если учитывать, что в советское время воспитание было не только безбожным, но и богоборческим - а это уже другая песня. К Богу Любовь пришла тогда, когда ей в отчаянии - после первого развода с дочкой на руках, за помощью идти было уже не к кому. Так вот мы, человеки, и прозреваем. Но и этого нам мало. Надёжно уверовав, Любовь не стала обычной воцерковлённой прихожанкой.

За последнее столетие русские люди, в большинстве своём, стали духовно ленивы и мягки. В далёком прошлом было легче - укоренившееся мышление и условия жизни сами подталкивали к храму, который всегда был неподалёку от дома. Да у предков было и грехов в роду было поменьше, мягко говоря, а уж они, как известно, в храм не пускают. Ныне же в каждом роду есть что и кого отмаливать.

Потом у Любови был и второй муж, но если бы он был бы православный, то попроще было бы - дружненько да ладненько по воскресеньям на службу в храм, на причастие. А он был ярый противник Православия, что было в крови его. Кабы да если... Теперь же, чтобы Любовь шла по православному пути, по её складу личности нынешнему, но ей нужен был «толчок под локоть». Иногда Любовь получала его от своей давнишней подруги, с которой училась в университете.

В первый раз прибытия мощей святого Пантелеимона, несколько лет назад, Любовь подошла к ним чудом. В то время святые мощи находились в Елоховском соборе - Патриаршем храме, в сердце Москвы. Когда туда пришла Любовь, то народу там было очень много, естественно, а день пребывания святых мощей был последний. Скоро, после двух часов пополудни, должен был прибыть Патриарх и забрать главу святого, а потом мощевик будет направлен назад - в Грецию. Время шло, а очередь к святыне продвигалась так медленно, что, заняв её с утра, Любовь уже и не надеялась дойти до заветного места, на котором - неподалёку от алтаря, у боковых дверей храма, был поставлен ковчежец. Когда у Любови никакой надежды уже не стало, она начала молиться ко Господу, к Богородице, к самому святому Пантелеимону о том, чтобы пройти, успеть, приложиться. Ей очень нужно было исцеление - болезней было много и серьёзных. Ни на что не надеясь, она пошла вдоль огороженной бархатным канатиком очереди из тихо идущих людей со стороны внешней. Но охранники-прихожане попросили зайти её вовнутрь огороженного для очереди пространства. Каким-то чудом, непрерывно молясь, Любовь шла и шла - тихо, без всяких раздоров, и почему-то никто ей не запрещал и никто её не ругал. Так она близко подошла к заветному столу, что стоял у бокового входа, недалеко от иконостаса. Ещё не дойдя до него, Любовь почувствовала неизъяснимую радость. Но это была не та житейская внутренняя радость при достижении заветного желания, а та, которая приходит извне и подступает к душе очень близко. Эта никакими словами необъяснимая даже не радость, а счастье, было разлито кругом - благодать ложилась на всех ровно и равно. Богомольцы были притихшие, хотя никто не шумел и далеко до этого места. Православные шли под защиту и покровительство святого Пантелеимона как дети к любящему отцу после тяжело прошедшего времени жизни.

Около ковчежца с главой святого стоял один только инок со светящимися, лучезарными, совершенно непередаваемого цвета глазами - такие бывают, наверное, не в этом мiре. На его чистом, светлом лице с русой бородой была усталость, но больше всего - наполненность. Благодатью. Напитался.

Любовь приложилась к святыне с благоговением. Она нисколько не сомневалась, что там, в ковчежце, находились именно мощи - глава, а сам святой стоит рядом и всех видит, молится за них и любит.

А когда мощи Пантелеимона прибыли в Москву во второй раз, то сообщила Любови подруга и предложила ей свою помощь в занятии очереди. Самой Любови это было трудно - она была занята крайне. Любовь была женщиной очень красивой и женственной по природе своей. В ней не было ничего сделанного и она не пользовалась косметикой. В молодости эта советская молодая женщина имела внешние данные такие, какие и не снились современным «мисс»-таким-то, прошедшим «высочайшие» конкурсы красоты. Светлые пепельные волосы были у неё от рождения, а голубые глаза всю жизнь добрые и красивые спокойным и мягким взором. Но их кротость была несколько обманчива потому, что склад личности её был достаточно упрямый и жёсткий, а мозги цепкие. Так, после очередного жизненного краха - второго развода, Любовь не сломалась, а в жуткую передрягу Перестройки вытянула своих уже двоих детей сама. Что она только не перепробовала, чтобы кормить детей! Но для неё приемлемы были только честные способы, «продавать» же свою красоту ей было чуждо. Как-то Любови пришлось ехать на работу с температурой 39 градусов - тогда она попыталась работать в страховой кампании и была на испытательном сроке. В эту «трясучую» всех пору фирмы создавались и «лопались» как мыльные пузыри, а платить за квартиру и кормить старую матушку и подрастающих детей надо было сегодня и каждый день. Будучи искусствоведом, идти работать в музей Любовь не могла - на эту зарплату не проживёт и один-то человек, не то, что четверо. Наконец, совсем недавно, она открыла уже свою фирму. Но не было денег даже на компьютер, а потому Любовь взяла в соучредители ещё двоих молодых женщин. Они тоже были православными. Весь их рабочий день был напряжённый и деловые женщины дорожили каждым звонком покупателей их услуг в туризме.

Но в середине дня Любовь всё-таки выбралась к храму, договорившись со своими сотрудницами, что все они будут ездить к мощам по очереди.

На этот раз мощи всеми любимого святого целителя после длительного путешествия по России и Москве, находились в храме Христа Спасителя. Любовь приехала на метро - так быстрее. Выйдя на Кропоткинской наверх, она сразу же, через дорогу, увидела собор и толпу народа не только у входа, но и вокруг него. Людей полно везде.

Взглядом искусствоведа Любовь отметила художественное решение собора. Храм этот только что отстроили заново, как считается, - восстановили. Храм Христа Спасителя (1837-1883) был построен по чертежу зодчего Тона К.А. Работы по строительству и отделке здания продолжались более 50-ти лет. Размеры этого собора дают впечатление не величественности, а огромности, что далеко не одно и тоже. Он возвышается над окрестностью чудовищным образом. Всё в этом старинном соборе несоразмерно и подавляюще, что было так изначально. Размеры человека и здания несоответственны, а ведь в зодчестве эта зависимость была высчитана ещё на заре истории человечества - в Древней Греции. В Средние века в Руси большие для этого времени соборы были величественны благодаря соотношению как собственно своего размера и окружающей его среды; так и, главное, храма и человека. В древнерусском зодчестве предки умели создавать якобы лёгкость постройки, при этом в кажущейся простоте членений храма ясно читалась его стройность, а от того было и впечатление лёгкости и торжественности, что потом стало несовместимо. Небольшие, но царственные по своему строению древние храмы или возвышались устойчиво, не загромождая пространство и не подавляя человека, а естественно вписывались в привычный вид природы и города; или на горе «парили» в высоком пространстве, будучи видимыми издалека. Было и то, и другое вместе - изнутри города и вне его.

В этом же соборе Христа Спасителя века прозападного было особенно заметно влияние латинского якобы Возрождения, перенесённого на русскую почву. Например, это явно видно в могучих изваяниях, прикреплённых к стенам огромного собора с внешней стороны. Тяжеловесные изваяния только подчёркивают чуждый дух - светскость и живоподобие (реализм), что совершенно противоестественно духовности в русском храмовом искусстве. Духовную силу передать через мощные телодвижения изображённых невозможно, а можно только силу плоти. В этих и им подобным изображениях застывшие телодвижения - нарочитый знак, а не естественный порыв, тем паче духовное движение. В русском обычае храмового искусства это передаётся без внешней суетности и бесплотно. Понятно, что первоначальный собор Христа Спасителя был заказан Романовыми, бывшими с прозападным образованием, и был выстроен соответственно таким же зодчим. Любовь знала о спорах по поводу храмового зодчества. Ну а какая разница: корабль или нет?, если всё одно - Дом Божий. Это говорят от незнания того, что предки наши делали со знаковым смыслом, а искусство отражение мiровоззрения, в котором православные разошлись с католиками и другими вероисповеданиями. Во всём этом есть свой смысл глубокий, который лучше знать, чем не знать.

Она вспомнила следующие слова православного искусствоведа Тарабукина Н.М. (1)

 «Храм Христа Спасителя в Москве и Исаакиевский собор в Петербурге неканоничны уже потому, что со всех четырёх сторон имеют вид входов. Следовательно, и восточная часть, где должны бы находиться алтарные апсиды, обработана в виде входа (хотя фактически входа здесь нет). Благодаря этому храм обезличен со всех четырёх сторон. Между тем храм в каноническом смысле олицетворяет собою корабль, плывущий, как спасительное пристанище, среди бурь житейского моря. Как у корабля, у храма должна быть «носовая» и «кормовая» часть, по которым мы ориентируемся и в его строении, и в его пути с запада на восток. Встаньте около Исаакия и попробуйте определить, где восток. Вам это не удастся, потому что внешних признаков местонахождения алтаря у этого сооружения нет. (...) Храм - корабль. Одновременно это и вселенная. Алтарь - небо. Средняя часть предназначена для верных, присутствующих при богослужении и «мнящих себя, яко на небеси стояти».

Тарабукин Н.М. Смысл иконы. М., «Издательство Православного Братства Святителя Филарета Московского», 1999. С. 133-134

 

Сейчас Любовь, всё вокруг оглядев, в поисках подруги пошла по ходу очереди с левой стороны от главного входа. Т.к. подруга приехала с утра, то поначалу она шла быстро, высматривая знакомое лицо. Погода стояла прекрасная: было начало августа и уже не было летнего жара, а дожди ещё не частили - сплошная благодать земная. Что может быть лучше? Солнечные лучи радовали, тепло было мягким и чувствовалась бодрость. Люди в очереди стояли тихо и мирно, иногда по 2-3 человека рядом - знакомые. Одни из них читали акафист святому Пантелеимону, а другие привычно слаженно тихо пели молитвы. Как правило, это был какой-нибудь из храмовых приходов во главе со своим батюшкой. Окружающим их православным нравилось слушать плавные духовные песнопения и тогда тихие разговоры смолкали совсем.

Очередь к Пантелиимону была огромная: православные съезжались отовсюду, даже и не только из областей соседних, но и из дальних. Примечательно, что церковные приходы осуществляли это богомолье по-разному. Некоторые приходы приезжали на больших автобусах и гуськом проходили без очереди во главе своего батюшки, который предварительно входил в собор один. С одной стороны и понятно - далеко живут. Только вот не учитывалось, что самим-то москвичам нужно было потратить на дорогу на общественном транспорте, порой с пересадками, времени час-полтора, а то и два - так же как и богомольцам из ближнего Подмосковья, приехавшим на большом автобусе. При этом местные должны стоять в очереди весь день, пропуская бесконечных гостей, выходящих из битком набитых автобусов. Но православные - люди смирные и безропотные.

Любовь спустилась на набережную, по которой вдоль дороги тянулась череда идущих на поклон к святому. Удивительным образом было ощущение благодати ещё и особенной: стоим на улице, а как в храме! Казалось, сам святой Пантелеимон пребывал вместе с этими поклонниками, то идущими покорно медленно, то терпеливо стоящими.

Любовь уже почти обогнула собор со всеми прилегающими пространствами и дошла до правой части храма, которая была окружена деревьями - своеобразным садом-парком. В нём очередь несколько рассеивалась - люди садились под деревьями, на газонах и очередь несколько расширилась. Богомольцы делились своим православным опытом, в основном о посещении мощей, и все сходились на том, что сейчас на душе удивительно хорошо и бодро. Одна женщина рассказывала как после посещения мощей святого Сергия Радонежского, что в Сергиевом Посаде, не понадобилась операция её сыну. Они поехали на богомолье прямо перед операцией, которую потом удивлённые врачи отменили. Любовь ходила между своеобразными кружками людей и слушала всё «краем уха». Потолкавшись и не углядев подруги, Любовь поехала к себе на работу. Но она не отступилась, с присущей ей настойчивостью в достижении цели. Что называется, «и на том стою»! Так как в связи с мощами храм был открыт круглосуточно, то Любовь и её две сотрудницы поздно вечером сели в старые «Жигули» Любови и по уже пустынным улицам доехали до Кропоткинской. Народ ещё был, но мало. В чёрной бархатной ночи храм Христа Спасителя был освещён ярко.

Медленной очередью они вошли в блистающий золотом и мрамором храм. Внутреннее пространство собора украшено в том же духе внешней величественности, если не напыщенности, что и внешне. На высоких стенах расположены памятные доски с именами погибших в Великую Отечественную войну 1812-го года, что нравилось, т.к. было достойно. Сотрудницы Любови с восхищением рассматривали блестящую мозаику и росписи - им сравнить было не с чем. А Любовь видела и внутри собора ту же тяжеловесность и чрезмерные размеры пространства - впечатление от вещного, а не от вечного, как это было в древнерусских храмах, возвышающих душу. Когда служат в соборах древнерусских, то живой звук слышно и напротив алтаря - у западных дверей, а с хор молитва обнимает каждого. А здесь как-то всё не так...

В соборе ночные дежурные направляли богомольцев в своеобразный проход, ограждённый стойками с протянутыми между ними цепочками. Этот коридор был выстроен от одних высоких и широко открытых дверей до других через весь великий зал. В середине этого пути было высокое сооружение в виде буквы «П», наверху которого находился ковчежец с главой святого Пантелеимона. Таким образом каждый проходящий через это узкое сооружение не мог миновать святыни, которая находилась над головами. Наконец и Любовь с благоговением и молитвой прошла под покровом святыни.

Перед выходом располагались столы с товаром для богомольцев - святые образа, книги, масло, и всякое другое - обычное для православных храмов. Кроме того, Любовь набрала и святой воды, которая из больших чанов, стоящих во дворе на улице, разливалась в посуду богомольцев ими самими.

Глубокой ночью она приехала домой с ощущением счастья, но поспала недолго - рано утром на работу. Приехав, Любовь узнала, что у одной из её сотрудниц прошла застарелая боль - как ни бывало.

 

Примечание

1 -  Тарабукин Николай Михайлович (1889-1956) - 67 лет. Родился в селе Спасском Спасского уезда Казанской губернии. На историко-филологическом факультете Московского Университета прослушал ряд дисциплин философского и искусствоведческого характера, сдал экзамены по истории искусства, философии, логике, психологии, литературе. Оставил Московский Университет и поступил в Демидовский юридический лицей в Ярославле. После окончания Демидовского лицея (диплом выдан 19 апреля 1917 года) переехал в Петроград. С 1917 года посвятил себя всецело разработке вопросов истории и теории изобразительного искусства. Первые искусствоведческие работы: «Опыт теории живописи» (опубликована в 1923 году, переделана в 1929 году под названием «Теория искусства»; новый вариант остался в рукописи) и «Философия иконы» (переработана в 1935 году). Был Действительным членом и учёным секретарём Института художественной культуры (Инхук), преподавал в Пролеткульте и Вхутемасе. Работал в Государственной (первоначально - Российской) Академии художественных наук (ГАХН), членом-корреспондентом которой избран в 1928 году; в Государственных театральных мастерских им. Вс. Мейерхольда (ГОСТИМ). Зачислен во Всесоюзный государственный институт кинематографии (ВГИК, первоначально - ГИК) преподавателем по курсу истории искусств. Основные положения монографии Тарабукина «Проблема пространства в живописи» изложены Лосевым А.Ф. в книге «Диалектика мифа» (М., 1930, с.119-122), послужившей одним из предлогов для ареста Лосева. («Проблема пространства в живописи» опубликована только в 1993 - 1994 годах Дунаевым А.Г. в журнале «Вопросы искусствознания»). На заседании Учёного совета ВГИКа утверждён в звании профессора. Зачислен доцентом по истории пространственных искусств в Государственный институт театрального искусства им. Луначарского А.В. (ГИТИС). Утверждён заместителем заведующего кафедры искусствознания ВГИКа. В передовице в «Правде», а затем и в других газетах против «формализма в живописи» среди прочих упомянуто имя Тарабукина. Утверждён и.о. профессора по истории пространственных искусств во ВГИКе, и.о. профессора по циклу пространственных искусств в Гиттисе, и.о. заведующего кафедрой искусствознания ГИТИСа. Во время войны награждён медалями «За доблестный труд» и «За оборону Москвы». Преподавал в Литературном институте и в Академии архитектуры СССР, где состоял старшим научным сотрудником в секции изучения архитектуры народов СССР. В начале борьбы с космополитизмом в ГИТИСе, МХАТе и др. Фёдоров-Давыдов А.А. на сессии Академии художеств в докладе о задачах создания трудов по истории русского искусства говорил о «выходе» из искусствоведческой науки «когда-то активного формалиста» Тарабукина Н.М. (Академия художеств СССР. Сессии... Третья сессия. Вопросы теории и критики советского изобразительного искусства. 24 января - 1 февраля 1949 г. М., 1949, с. 144). По ходатайству кафедры искусствоведения ГИТИСа было присуждено звание и.о. профессора. В 1956 скончался в Москве. Похоронен согласно завещанию в подмосковной усадьбе Вороново, истории и архитектуре которой посвящёна одна из последних работ учёного. Число опубликованных книг, статей и рецензий составляет 168 (включая переводы на французский, испанский и итальянский языки), хотя подавляющее большинство работ остаётся неизданным. Архив занимает отдельный фонд (N627) в ОР РГБ в 30 картонов и более 200 единиц хранения. Полный перечень изданных трудов; подробную опись архивных материалов (РГБ; архив Тарабукина, хранящийся у Дунаева А.Г.; РГАЛИ; Ярославский художественный музей); сводку печатных и архивных материалов о Тарабукине Н.М., рецензий на его труды, заметок и упоминаний об искусствоведе (по состоянию па 1989 год) читатель найдёт в выпущенной в 50 экземплярах и разосланной по центральным библиотекам России, Прибалтики и Закавказья брошюре: Библиографический указатель трудов, архивных материалов и литературы о Тарабукине (К столетию со для рождения Н.М. Тарабукина) / Сост. Л.Г.Дунаев. М., ГИТИС, 1990 (на правах рукописи). 60 с. с пятью указателями (библиография требует небольших уточнений и дополнений; список изданных трудов Н.М. Тарабукипа см. также в кн.: Н.М. Тарабукин о В.Э. Мейерхольде. М., 1998, с. 96-108). К сожалению, наследие Тарабукина остаётся не освоенным и не введённым в полной мере в научный оборот. В основном живое внимание проявляют зарубежные исследователи, да и то лишь в области истории советского искусствознания (проблемы авангарда) 1920-х годов.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме